День восьмой – Регенсбург

Уже привычно не заметив самой границы, въезжаем в Германию. Время от времени останавливаемся на заправках, давая возможность любимой перекурить. Интересно подметить: на каждой заправке стоят урны для удобства курильщиков, есть туалеты и магазины. Не буду рассуждать про заботу о наполнении желудков проезжающих и наоборот, а вернусь к курению – у них что, бензин не взрывоопасный или всё-таки ёмкости реально герметичны? А, может, просто наши излишне перестраховываются, угрожая штрафами за курение на заправке? Не очень верится, что европейцы просто беспечны. Не понимаю.

Интересуемся у Жени, а не заехать ли нам по совету опытной путешественницы по этим краям Леночки Степановой в городок Регенсбург, что по дороге. «Нет, – говорит Женя, – Не могу отказать ни себе, ни Вам в удовольствии посетить это красивейшее местечко». Сказано, сделано. Едем в Регенсбург.

Часто встречающиеся в Европе ветряные электростанции, издали напоминают эдакий крупный вентилятор, рядом с которым, наверное, приятно иметь жильё… особенно в жаркие дни. Представление о действительных размерах этих вертушек мы уже имеем, проезжая мимо длинной фуры, перевозящей одну из лопастей.

Как я писал, немецкие автобаны не поражают нас ни идеальным покрытием, ни шириной. Единственно, что радует глаз, это непривычный дорожный знак, расшифровать который можно так: «В городе запрещена скорость выше 50 км/час, за городом запрещена скорость выше 100 км/час, на автобане рекомендована скорость не ниже 130 км/час». Женя разгонялся до ста восьмидесяти, но иногда казалось, что мы практически стоим. Хорошо, что это безобразие в Европе сегодня ограничивается одной Германией. На остальных европейских автобанах 130 км/час – это скорость рекомендованная. И едут все ровно с этой рекомендованной скоростью. Отстающему некуда пристроиться, и он вынужден просто съезжать с автобана. Обгоняющий виден на фоне общего потока сразу и маскирующимся среди машин под простых граждан полицейским, и их же видеокамерам, разбросанным вдоль всего пути. По этим причинам никто не нарушает. Красота! Но вот не дай Бог чьей-то руке дрогнуть в этом отлаженном механизме. Малейшая авария приводит ко всеобщему многочасовому затору. За время путешествия нам довелось столкнуться с этой бедой дважды. А всё две полосы хвалёных автобанов! То ли дело наш МКАД или проходящее через наш город Новорижское шоссе, где, потеснившись, наши ребята едут и в шесть рядов. В общем, братцы, не очень-то клюйте на западные заманиловки. Дома иной раз не то, что не хуже, а просто лучше.

Удобно расположившийся на слиянии Дуная и Регена Регенсбург, отсчитывает свою историю ещё с… каменного века. Римляне же первую крепость построили здесь примерно в тот же год, что разрушили Иерусалимский Храм. А потом с первого же века такое тут началось… Крепость, а затем и город переходили из рук в руки, часто меняя название. Не хочу утомлять добросовестного читателя, поэтому приведу всего несколько имён, предшествовавших сегодняшнему наименованию Регенсбург – это Radasbona, Quadrata, Germanisheim, Hyatospolis, Ymbripolis, Reginopolis и Tyberina.

Представляю сейчас удивлённые глаза Жени, читающего эти строки и пытающегося понять, когда я запомнил все эти имена. Всё просто. Как я уже писал Диме Жуховицкому, похвалившему иногда всплывающие исторические подробности моего повествования, всё дело в видеокамере! Не зря же я наговариваю тексты, поясняя самому себе, что снимаю. Перед тем, как взяться за перо (в современном его исполнении в виде клавиатуры), я тщательно пересматриваю фотографии, затем изучаю и прослушиваю видеоматериалы, вытягиваю из любимой все запомнившиеся ей даты и цифры… и только затем открываю путеводители и тщательно переписываю из них самые интересные абзацы, выдавая их за свои.

Почитать историю Регенсбурга, так это был самый богатый событиями средневековый город. Про его привычку менять названия я уже упоминал, но это ещё пустяки. В пятом – восьмом веках он прославился, как столица баварских герцогов Агилольфингов, последний из рода которых был покорён самим Карлом Великим. До тринадцатого века Регенсбург остаётся одним из богатейших городов Германии, а затем получает статус имперского с кучей привилегий свободного города. Параллельно с властью светской здесь же с восьмого века обосновалось епископство Регенсбург. К концу века пятнадцатого вообще началась чехарда. Муниципалитет вольного города устаёт бороться с епископством и баварским герцогством настолько, что к 1486 году теряет своё имперское звание и добровольно присоединятся к баварцам. Быть подданными баварских герцогов надоедает практически сразу. Буквально через шесть лет имперский статус города восстанавливается, но уже без приставки «независимый». Демократические раздоры настолько достают императора Максимилиана, что он в 1500 году пишет исключительно для Регенсбурга городскую конституцию, так называемый «Порядок правления», которую несколько перерабатывает и утверждает в окончательной редакции к 1514 году. Но демократию никакой конституцией не проймёшь! Её всегда что-то не устраивает. Пять лет жизни в закупоренном «Порядком правления» городе доводят демократическую критическую массу до точки взрыва. Именно к этому моменту, то есть в самое нужное время для счастливых перемен, в январе 1519 года умирает император Максимилиан. Народ думал не больше месяца, а что же ему, собственно, жить мешает и, само собой, нашёл наилучший выход. Аккурат в феврале 1519 года было принято городское постановление в двухнедельный срок изгнать из города всех евреев! А кого бы ещё, вы думали? Не немцев же. Сказано, сделано. Гетто вместе с кладбищем срыли до основания, все свои долги еврейским гражданам простили и стали готовиться к приходу счастливой жизни. Насчёт счастливой жизни не скажу, не знаю, а первое еврейское имя в хрониках города промелькнуло только лишь через полторы сотни лет. Это был рабби Исаак Александр — первый иудей, опубликовавший свои философские сочинения на немецком языке. Видать, таки сильно тогда шуганули еврейскую общину. Несколько поколений опомниться не могли и носа в Регенсбург не совали.

Как водится, погромщикам вскорости тоже аукнулось. В середине того же шестнадцатого века Регенсбург принял протестантское преобразование (его муниципалитет оставался полностью лютеранским до объединения города в княжество Регенсбург при Карле фон Дальберге в 1803), меньшинство населения осталось римско-католическим, и потому католики были исключены из гражданских прав. Дальше события заморочились настолько, что на каждом рейхстаге Регенсбург представляли уже пять независимых субъектов…, но пора и остановить рассказ об истории этого города, чтобы окончательно в ней не запутаться.

Слушая Женю, проходим под аркой ворот в старый Регенсбург и просто бродим, наслаждаясь атмосферой прелестного старинного городка, чудом уцелевшего в различных войнах.

Памятник Людвигу I – дедушке того самого Людвига II, рассказами о замках которого в ближайшие дни я вам ещё успею надоесть. Ах, эта чудесная возможность для автора, как ни в чём не бывало, на пару минут заглянуть в будущее, и вновь вернуться к событиям сегодняшним! Вот бы и в жизни так же! Но, нет. А, вдруг, там что-то нехорошее встретится, и переживай потом эту неприятность мысленно тысячу раз до того момента, когда она свершится? Это, как с больным зубом – нужно бежать к врачу сразу, как только прихватит. Иначе рискуешь довести себя до предынфарктного состояния, вновь и вновь мысленно холодея от предстоящего слушания звука бормашины, сверлящего, в отличие от самой бормашины, не зуб, а мозг. Ещё раз нет! Оставим все предвидения моей страсти графоманства, слегка намекнув на будущие рассказы о короле-Солнце.

Магазинчик, торгующий исключительно фигурками ангелов. Немцы, несмотря на всю их грозную историю, одна из самых сентиментальных наций. Пара ангелов в немецком доме – вещь обязательная. Впрочем, где вы ещё видели магазин с такой специализацией? Лично я – только в Германии.

А вот пивные кружки – это мой крест на всю поездку. В пивных странах кружка с крышкой считается лучшим сувениром, поэтому они продаются не только в магазинах, торгующих исключительно ими, но и на любой заправке и в самом занюханном газетном киоске. Кружки все разные! Что заставляет постоянно мучиться выбором. Первую я решил купить для друга с ближайшим по календарю днём рождения. Затем стали приходить мысли и о других моих старинных пивных собутыльниках, которые не виноваты, что родились не во время, и тоже достойны этого симпатичного подарка. Точкой, поставленной в этой гонке, стала кружка, купленная для себя.

Гору бьющихся подарков увеличивает упаковочная бумага. Вся эта пивная атрибутика складывается в специально приобретённый для неё огромный рюкзак, который я, садясь в самолёт, само собой, беру в ручную кладь. Как я уже писал в начале истории, почему-то допустимые для перелёта 40 килограмм на двоих, в которые мы легко укладываемся, отправляясь в путешествие, непостижимым образом к возвращению увеличиваются раза в полтора, за что приходится платить алчным авиаперевозчикам. Когда стоя в очереди на оплату этих поборов в австрийском аэропорту и сгибаясь под тяжестью рюкзака, набитого пивным счастьем, я услышал разговор разглядывающих меня полицейских, то, несмотря на мои познания немецкого в пределах «хенде хох» и «Гитлер капут», понял каждое слово: «Какого чёрта, эти русские челноки у нас скупают до сих пор?! Покажите, что у нас после перехода на евро осталось дешёвого? Этот, смотри, и за перегруз платит по 15 евро за кило, и в ручную кладь целый тюк чего-то пытается протащить. Может наркотики? Нет, посмотри на его злую физиономию. Лучше не связываться».

Кружки, слава Богу, довезены до дома и раздарены все, а на вас, Фрицы, мне тьфу – думайте себе, чего хотите.

На ступенях белоснежного готического собора тринадцатого века сидят горожане. Туристы, сужу по себе, присесть не решаются – уж очень величественно это сооружение, названное в честь святого Петра.

Почти семь веков строилось это чудо. Сначала с середины тринадцатого века по семнадцатый, затем в конце века девятнадцатого, когда по распоряжению короля Людвига I Баварского, последним штрихом вознеслись две башни, увенчанные ажурными шпилями. С какой точки собор не снимай, в кадр помещается только его часть.

Нагулявшись вокруг, заходим внутрь. Высокий центральный неф освещается большими полукруглыми окнами.

Мягкий свет, льющийся через витражи с библейскими сюжетами, оживляет вцепившиеся в стены лепные фигуры.

Прогуливаясь от странных останков большого колокола до огромного органа, без которого не может обойтись ни один костёл, фотографирую в разные стороны, чтобы сохранить для вас некое ощущение атмосферы собора. Древность некоторых витражей и скульптур, датируемых двенадцатым-тринадцатым веком, только добавляет почтительности к чужой культуре.

Внутри снимать разрешено, что я и делаю, пока объектив не упирается в огороженную решёткой часть алтаря, за которой в этот момент идёт Богослужение. Кажется, католическое, но какая разница? Рука сама выключает камеру – здесь люди Богу молятся.

Покинув собор, возобновляем прогулку по городу. Проходим мимо домов с высокими крепостными башнями, которых в городе около тридцати, построенных богатыми горожанами ещё в средние века для себя лично. Частное жильё обильно перемешано храмами разных конфессий, каждый их которых имеет свою историю и особенности.  Не желая, превращаясь в один из многочисленных справочников по этому замечательному городку, утомлять вас, дорогой читатель, просто показываю несколько типичных образцов регенсбургской архитектуры.

Дом Голиафа пятнадцатого века с изображением библейского сюжета во всю стену. В ином месте его назвали бы домом Давида, а здесь нет – Голиафа. Наверное, потому что Голиаф больше и пока ещё не проиграл. Интересно, а что бы случилось, не попади тогда Давид камнем из пращи? Но вопрос риторический – история, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Впрочем, и сам факт, что дом назван именем именно Голиафа, а не Давида, говорит о многовековом своеобразном отношении немцев к истории Богом созданного народа…

Почему не Богом избранного, спрашиваете? Давайте вместе вспомним. Когда чаша терпения Господа переполнилась людскими грехами, Он нашёл последнего праведника на Земле – праотца нашего Авраама, который готов был принести в жертву Богу своего единственного сына, дарованного ему Богом же более чем в преклонном возрасте. Вот от этого праведника, а точнее от его внука, Господь и создал свой народ. Создал, создал, а не избрал. Чем ещё можно объяснить чудо рождения Исаака от столетнего Авраама и 99-летней Саары? Чудо, не меньшее, чем непорочное зачатие Пресвятой Девы Марии.

Протестантский же Регенсбург, приняв для себя 39 Книг Ветхого Завета, как Святое Писание, эпизод, ставший решающим в восхождении царя Давида на престол, решил увековечить его именем противника Давида – Голиафа. Забавные ребята эти протестанты. За что у них не возьмись, всё через… собственное понимание, отличное от общепринято. В психологии такое поведение называется девиантным, но протестанты придумали себе классную отмазку – толерантность, которой запутали уже добрую половину человечества. Впрочем, я отвлёкся.

Обойдя город, ступаем на знаменитый каменный мост двенадцатого века, на 309 метров протянувшийся через Дунай. Конечно же, сооружение подобного чуда на двести лет раньше Карлова моста Праги по легенде не обошлось без участия дьявола, потребовавшего от зодчего за помощь в ускорении строительства душу первопроходца. Далее легенды разнятся. По одной обошлись душой осла, первым ступившим на мост, по другой – пустили вперёд петуха, курицу и собаку. Обманутый чёрт обиделся, но разрушить построенный им мост не смог. Как бы там ни было на самом деле, но сооружение крепко стоит на ногах (или на чём там ему положено?) уже около тысячи лет, и до сих пор поражает своей незыблемостью и надёжностью.

А какие виды открываются с моста?! Можно часами не гулять по городу, а разглядывать его во всех подробностях, просто иногда слегка поворачивая голову. И широкий Дунай, и облака над ним, и дома, архитектура которых разделена столетиями – всё достойно кисти великого художника, а не видеокамеры вашего покорного слуги… Но художника, тем паче великого, под рукой нет, поэтому кушайте, что дают, дорогие мои, и сильно не ругайте автора. Может, я ещё пригожусь?

Последним штрихом становится обед с великолепными регенсбургскими колбасками, которых на порцию, по желанию клиента, кладут от шести до двенадцати штук, что обходится сегодня от семи до четырнадцати евро. Если верить легендам, точно такую же еду в этой самой «Исторической колбасной», куда мы зашли, ели ещё строители моста почти девять веков тому назад. Заказываем наугад по восьми, что оказывается оптимальным для наших аппетитов, но мы не удивляемся, потому что само место располагает к таким маленьким чудесам. Белые, размером с палец, колбаски с кислой капустой и горчицей, прекрасное баварское пиво из местной пивоварни подводят великолепную черту в посещении этого сказочного места. Спасибо Леночке Степановой за рекомендацию посетить этот чудесный городок, которую я с радостью передаю всем вам, дорогие мои. Представится случай – побывайте обязательно.

А мы отправляемся в Мюнхен, пытаясь поспеть, если не к ужину, то к просто приличным часам десяти вечера. И поспеваем. Если нам лично опоздание ничем особым не грозит, то Женя должен занять номер до восьми. Слава Богу, что бронь он не теряет, появившись лишь в десять.

Почему-то любимая в этот раз решила и в Мюнхене, и в Вене остановить свой выбор на отелях с театральными названиями. Отель Театр расположился в самом центре Мюнхена. Странный старичок, не спросив паспортов, к чему, скитаясь по миру, мы давно привыкли, а попросту уточнив фамилию, выдаёт ключи от номера… и от запасного входа в отель – на случай, если нам заблагорассудится когда-нибудь заявиться после двенадцати ночи. «Завтракать будете здесь», – указывает он рукой на ресторан, хотя в Москве мы оплачивали мюнхенское жильё без завтрака. Правда, после не заказанного, но предоставленного нам сьюта делюкс в Праге, мы уже ничему не удивляемся. Эти маленькие сюрпризы от принимающего турагентства яркими искорками зажигают его личные звёзды, приближая их общее количество к пяти. Забегая вперёд, скажу, что завтрак здесь разнообразнее чешского, а чай и неплохой кофе подаёт официант, что окончательно примиряет нас с маленькими неудобствами отеля.

Впрочем, неудобства достаются только любимой, курить которой приходится вновь на улице. Особенно достаётся ей, если приспичит затянуться до семи утра, потому что лифт включается именно в этот час. Спустившись на несколько этажей и открыв запасной выход своим ключом, на улице она каждое утро сталкивается с сердитым немцем, который, отвернувшись, жадно высасывает три сигареты подряд. Оба никотинозависимых оттаивают только на завтраке, допивая вторую чашку чая, как Лялька, или чего-то ещё, что пьёт немец. Я не Минздрав, дорогие мои, конечно, но тоже предупреждаю: «Завязывайте, братцы, с этой бедой. От неё одни ненужные заботы».

Сам номер достаточно просторен. Фасад отеля ремонтируется, но работы ведутся только днём, когда мы уже успеваем уехать в очередной город или замок, поэтому нам не мешают. Впрочем, любое наше жильё в этом путешествии необходимо исключительно, как место, где можно принять душ, и есть крыша для ночлега, поэтому излишние две-три звезды к двум вполне достаточным оплачены исключительно, как дань российским понтам: «Руссо туристо – облико морале…», – ну, вы меня понимаете.

Богатый впечатлениями переезд из Чехии в Германию, наконец, окончен. Пора и баиньки. Завтра отправляемся в Нюрнберг.

This entry was posted in  . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>