Хумус Подмосковный

Вот чего я никогда не понимал, братцы, в арабо-израильской кухне, так это странное гороховое пюре под названием «хумус». Каждый раз, когда он попадался нам в Израиле, Тунисе, Марокко, Иордании… или восточных ресторанчиках других стран, у любимой глаза начинали выбрасывать блёстки вполне читаемой морзянки: «Хочу!». Кушала она эту странную перетёртую субстанцию, всегда украшенную орешками, веточкой свежей зелени или, к примеру, высушенным до размера фасолинки красным жгучим перчиком, с таким удовольствием, что всякий раз моя рука с вилкой непроизвольно тянулась зацепить для дегустации малую толику этого счастья и для меня…

Каждая попытка заканчивалась полным недоумением: «Чему радуемся?!». Полученный опыт к очередному путешествию забывался, и я снова и снова наступал на одни и те же грабли.

Конечно, совсем просто было бы отнести это пристрастие любимой к обычному женскому желанию казаться непонятной и, следовательно, таинственной, чего они умеют добиваться совершенно разными путями, недоступными для мужского логического разумения, но это странное блюдо с удовольствием кушают и мой сынок, и мои израильские друзья, вне зависимости от каких-либо гендерных изысканий вашего покорного слуги. Можно бы на этом закончить привычным «Не понимаю!», но однажды, на моё счастье, несколько причин сложились так удачно, что я решил приготовить это блюдо самостоятельно!

Когда я встретился взглядом с очередной баночкой хумуса, лежащей в холодильнике, как почётный гость, на самом видном месте, то она гордо повернулась ко мне тем самым боком, на котором, как главный орден на груди седого генерала, висел ценник с нагло выведенными чьей-то нахальной рукой цифрами. «Скоко, скоко?! – Зашумел я, – Это за вот эту фитюльку, похожую на банку сметаны, сплющенную кем-то разбушевавшимся, как сейчас разбушуюсь и я, до высоты коробочки балтийских шпрот, или за кило?! За фитюльку?!!!». Нет, я человек не жадный, что могут подтвердить все мои друзья, но когда меня имеют противоестественным способом, продавая горох по цене красной икры, то почему-то очень хочется сильно возразить.

К месту оказалась прошедшая по телевизору серия передач «Среда обитания», в которых милые люди рассказали, что покупать сегодня в магазинах нельзя ничего: «Отравят на фиг!». Оказывается, в наше время практически во все продукты, вместо привычной туалетной бумаги, которую мы искали в советской колбасе, добавляют какие-то очень неполезные «ЕЕ» и «ЕЁ», красители и наполнители, придающие цвет и возбуждающие аппетит, но при этом страшно вредные. Странная уверенность телевизионных цензоров и тех, кто поставил им задачу, в том, что после подобных передач люди перестанут кушать вообще, что по-видимому призвано взметнуть экономику страны до ух-какой высоты, как надпись о вреде курения на пачке сигарет, не оправдалась, а только прибавила народу аппетита: «Врите, врите себе на здоровье, а лучше сегодняшней сосиски никогда не было. Её, родимую, сваришь: и от самой запах вкусненький до соседнего города добивает, и бульон от неё, остыв, в готовый холодец превращается, хоть вилкой кушай. Двойная выгода!». Наш народ не проведёшь! Наверное, поэтому цены в магазинах растут с неизменным постоянством, что, вероятно, в очередной раз говорит о стабильности в стране. Впрочем, может, и не говорит. Возможно, что это не та стабильность, которую все ожидают, ну и что? Я ни в политике, ни в экономике не силён, и это сейчас не важно, потому что не о них, собственно, сегодня пойдёт речь.

Меня же телевизионные страшилки, вкупе с заоблачными ценами на конечный продукт привели к решению научиться готовить хумус самостоятельно. Последней каплей, как вы, наверное, догадываетесь, на это решение упало желание, научившись, поделиться рецептом с вами, дорогие мои.

Изучив в Интернете всевозможные предлагаемые рецепты, первый вариант приготовления своего будущего блюда я вывел путём эмпирическим, как нечто среднее и наиболее простое из предложенного, и отправился закупать необходимые продукты.

Вы думаете, в ближайший магазин? Я тоже именно так себе думал! Возможно, где-нибудь в Израиле или на старом базаре Марракеша кто-то и найдёт всё необходимое для хумуса в лавке за углом, а россиянам таки придётся поискать. Но ничего – чуть ниже я дам маячки, а пока пара слов об истории создания рецепта, чтобы вы оценили серьёзность подхода и мою ответственность за конечный результат, который сегодня я вам предлагаю опробовать самостоятельно.

На первый же вариант приготовленного мной блюда специалисты отозвались возгласом: «Хорошо!», что меня ничуть не успокоило. И любимая, и сынок получили распечатанные списки используемых мною при готовке ингредиентов с указанием сделать пометки: чего на их взгляд много или, наоборот, не хватает; и предложением высказать пожелания: не добавить ли к вышеперечисленному что-то ещё? При этом несколько замечаний записал себе и я сам, попробовав получившееся. Оно мне по-прежнему было непонятно, но, где много соли или совсем не чувствуется перец, можно понять и не очень разбираясь в самом блюде. Эксперимент продолжился! Не стану утомлять читателя подробностями проб и ошибок. Скажу только, что окончились испытания в тот момент, когда приготовленный хумус неожиданно понравился мне самому. Понравился настолько, что рецепт именно этого вроде бы незатейливого, но добытого кропотливым трудом блюда я и предлагаю сегодня для вашего внимания, мой дорогой читатель, добравшийся до этой страницы. Предлагаю, позволив себе эту небольшую вольность за титанический труд, присвоить получившемуся блюду имя собственное: Хумус Подмосковный!

Как я уже где-то писал, меня всегда забавляли меры веса, типа: стакан, столовая ложка, чайная ложка, полбутылки масла… Некоторые имеют в запасе «совершенно точные» таблицы соответствия столовой или чайной ложки граммам, и я за них искренне рад! А разливное масло во что налито? В какую такую бутылку? У меня тут сразу своя арифметика в голове всплывает, как в старом анекдоте про Чапаева, отвечающего на экзамене по математике:

- Василий Иванович, сколько будет, если к половине прибавить одну вторую?

- Нутром чувствую, что литр, а доказать не могу.

И что делать мне, у которого, к примеру, в посудном ящике лежит, минимум, три вида столовых ложек разного объёма? К тому же, по своей ненужной к старости склонности к математике я совершенно точно знаю, что один и тот же объём, например, воды, масла, муки или гороха весит совершенно по-разному. В общем, поставленная задача позволила развернуться моему природному перфекционизму и привести вам, дорогие мои, все составляющие Хумуса Подмосковного в точных цифрах, отмеренных до последнего грамма. Впрочем, ничуть не отнимаю вашего права, приготовив блюдо по предлагаемому рецепту и попробовав, внести в него свои коррективы.

Того, кто устал от моей трескотни, спешу успокоить: из-за привычки во время приготовления любого блюда придавать значение каждой мелочи я фотографировал лично для Вас всё, что только можно было запечатлеть, по возможности не повторяясь, поэтому вы ещё насмотритесь тех фоток в своё удовольствие. Обещаю.

Итак, начинаем закупать продукты!

Главная составляющая любого хумуса – нут. Энциклопедия даёт этому плоду много названий сразу: «Нут, турецкий горох, бараний горох, горох шиш, пузырник, нахат, хумус (лат. Cicer arietinum) — растение семейства Бобовые, зернобобовая культура». Дальше все справочники рассказывают об этом горохе, называя его плодами бобов. Не ботанику понять это невозможно, поэтому в дальнейшем предлагаю ограничиться коротким названием «нут».

Купить нут можно практически в любом мало-мальски приличном супермаркете. Даже в дешёвых сетях, вроде «Пятёрочки», его тоже можно иногда встретить. Во время своих экспериментов я его покупал даже на рынке у знакомого узбека, но этот вариант вызывает у меня некоторые сомнения, поэтому вам я его не предлагаю. Во время нашей готовки вы сами увидите, насколько увеличится объём нута. В магазинах он всегда мелкий, а вот у частников бывает сильно отличающейся величины, и я очень подозреваю, что огромный нут в рыночной палатке – это продукт размочки и просушки. Так и зачем нам платить за воду? Хотя, могу и ошибаться. Возможно, существуют сорта нута гигантского, а рыночные торговцы всегда торгуют исключительно честно… ну, хотя бы узбеки. Пусть им. В своём узбекском приятеле с рынка, которого зовут Хамдам, я уверен — столько лет друг друга знаем.

Что это за улыбочки? Нормальное узбекское мя — Хамдам. По паспорту, между прочим, я смотрел. Конечно, наши имена и язык вообще могут вызывать смех или раздражение у носителей языка другого. Помните старый анекдот про украинцев? Сидят два кума, пьют пиво. Один другому говорит:

- Кумэ, а Вы знаетэ як москали на наше пыво кажуть?

- Як?

- Пи-и-иво!

- Як, як?..

- Пи-и-иво!

- Тьху, повбывав бы.

Включив на момент понимание этих глупостей, можно совершенно без эмоций отнестись, например, к тому, что учительницу моего сынка чеченского происхождения, которая преподавала в королёвской школе историю, звали ХаблЯца НаИбовна НАхушева. Могу представить, насколько тяжело ей с таким имечком в русской школе пришлось. Впрочем, Хамдама на нашем рынке все зовут Сашей, и он отзывается. Думаю, правильно делает…, чтобы настоящее имя не склоняли. Мы же добрые.

Купим в магазине мелкий нут из простого соображения экономии. Мне кажется, что отличить на вкус мелкий горох от его более крупного собрата, после суточной замочки и более чем двухчасовой варки, простому любителю не под силу. Впрочем, забегаю вперёд. Простите. Итак, в магазин. Для нашего рецепта понадобится 400 грамм сухого нута.

А вот на базар к знакомому узбеку Хамдаму или Батыру, Арслану, Темиру…, которого, как я уже советовал в предыдущих рецептах, обязательно себе нужно завести, мы с вами пойдём за молотым кумином, который я так люблю использовать в разных блюдах. Забыли? Не страшно. Мне не трудно и напомнить, что, собираясь купить кумин именно у узбека, нужно попросить у него зирУ. Только в этом случае вы разогреете его сердце настолько, что он отсыплет вам продукт не из открытого ящичка на прилавке, а из сокровенных, ещё не распечатанных запасов, отличающихся первозданным ароматом и, соответственно, вкусом. Молотой зиры просим три столовые ложки, понимая, что от радости за услышанное знакомое название, продавец отсыплет нам, во-первых, с походом и, во-вторых, рублей на 50 за всё. Оставшиеся излишки дома не пропадут. Их всегда можно использовать при приготовлении любого мясного блюда, коему кумин придаст очень нужную вкусовую черту, от которой потом вы вряд ли станете отказываться. Потому что вкусно!

Кедровые орешки в моём рецепте безусловное излишество, увеличивающее стоимость конечного продукта процентов на 30, от которого, в принципе, можно и отказаться…, если вы, конечно, захотите приготовить что-то своё, а не Хумус Подмосковный. Да и сто рублей, по сегодняшним временам, не тот расход, ради которого стоит портить полтора кило деликатеса. Изначально я где-то прочёл, что несколькими очищенными орешками неплохо украсить готовый хумус. Затем в каком-то из вариантов из тех, что мне пришлось пройти, я был вынужден повторно перемолоть уже обильно украшенное орешками блюдо, и оно стало ощутимо вкуснее. Сегодня и доза каждого ингредиента, и состояние отмеряны окончательно, поэтому можете тут же на рынке прикупить 200 грамм очищенных кедровых орешков…, хотя я бы этого делать не стал. Нет, я вам не предлагаю приобрести полкило нечищеного кедрача и нагрызть орехи самому. Хотя… нет, пожалуй, не стоит – пожалейте зубы. На рынке не стоит брать потому, что в магазине те же орешки вы обязательно найдёте дешевле, и ничуть не хуже по вкусу.

Оливковое же масло, наоборот, желательно брать не из дешёвых – тот сорт, который вы используете не для жарки, а для приготовления разных салатиков. Не буду рекламировать конкретное название, потому что сегодня, слава Богу, чего-чего, а сортов оливкового масла на прилавках множество. У вас, наверняка, уже есть и свои любимые. Что говорите? Обещал дотошно до мелочей рассказывать? – Пожалуйста. Разглядывайте фото того масла, которое сегодня использую я. Покупаем его в любой бутылке, потому что на приготовление нашего блюда у нас пойдёт всего 100 грамм. Любимая, правда, откладывает себе хумус в отдельную посудину и именно оливкового масла и добавляет чуть больше, чем требуется по моему рецепту. И вы, собственно, можете сделать то же самое, если вам захочется совершить, после пробы результата наших сегодняшних трудов, этот кощунственный поступок. Мне лично 100 грамм, как бы двусмысленно это не звучало, вполне хватает. Больше – перебор.

Где вы купите пару лимонов, меня совершенно не касается. Мы берём их в Пятёрочке, где за недорого можно выбрать очень даже ничего. Главное, чтобы они были не мелкими, с блестящей и тонкой шкуркой и без каких бы то ни было изъянов. Как определить тонкую шкуру у лимона, не разрезая его на части, спросите у моей любимой. Сколько она ни пытается научить меня этому фокусу, который сама исполняет всегда безошибочно, у меня повторить его получается не чаще, чем в половине попыток. Сегодня наша пара лимонов потянула на 452 грамма…, что совершенно ни о чём не говорит, потому что нам важно количество жидкости, которое мы сможем надоить из этих двух плодов, а это мы узнаем чуть позже. Как минимум, из правильно подобранного по шкурке и сочности лимона выжиматься должно от 40% до 50% его веса чистейшего лимонного сока. Чуть позже посмотрим, что получится у нас.

Чесночок нужно выбирать молодой, поэтому, как вы сами понимаете, самый лучший Хумус Подмосковный получается к началу осени…, но кушать его хочется всегда, поэтому выбираем самую крепкую небольшую головку чеснока из того, что есть. Тот, кто иногда соприкасается с кухонной плитой, должен помнить, что старый китайский чеснок – это не совсем то, что молодой российский, купленный у бабушки, вырастившей его на собственном огороде. Наш ядрёней! Именно такой я сегодня приготовил для вас, дорогие мои. А китайского?.. Наверное, его нужно добавить чуть больше. Выбираем среднюю отечественную головку зубчиков на 6 и граммов в 40 весом. Впрочем, надеюсь, что за ней вам в магазин или на базар бежать не нужно, потому что пара головок приличного чеснока в вашем доме всегда найдётся.

Кстати, уверен, у вас всегда под рукой найдётся соль, пищевая сода и мельничка с горошками перца. Ах, какую замечательную огромную мельницу для перца подарили наши дети моей любимой недавно по очень важному поводу – ей именно такую хотелось. Перец мы, как, думается, и все нормальные люди, любящие покушать, употребляем практически ежедневно, поэтому старые перечницы поизносились, а купить новую всё руки не доходили. А эта!.. каких-то пара поворотов над салатом, и последний уже невозможно взять в рот – жжёт, зараза. В общем, инструмент, что надо. Да и само праздничное перечное разноцветье, подмаргивающее сквозь прозрачные бока прибора, призывает к готовке. Последуем же за призывом!

О последней паре продуктов скажу отдельно. Дело в том, что для приготовления хумуса просто необходима Тахинная паста. Конечно, любой ленивец может поискать её в магазинах самостоятельно, и, я уверен, таки найдёт. Но оно ему надо? Во-первых, мой дорогой друг, дочитавший до этого абзаца, я никогда не поверю, что Вы ленивец. Ну, хотя бы чисто из уважения. Во-вторых, давайте вспомним о пресловутых ЕЕ и ЕЁ, которых Вам могут насыпать, «забыв» сообщить об этом злодеянии. И, наконец, в-третьих, в процессе моих экспериментов я всё-таки понял, чем мне непривлекателен тот хумус, который так любят мои близкие. Оказывается, в рецептах Тахинной пасты допускается заменять приличествующий ей кунжут на грецкие орехи. Где кунжут, а где те орехи? Нет, против грецких орехов я ничего не имею, отнюдь. Кто-то даже их любит, и это его законное право. Мне лично они нравятся только молодыми в виде варенья, но кто меня сейчас спрашивает? Я сегодня говорю только о том, что рецепт Хумуса Подмосковного априори не приемлет никаких заменителей! Исключительно кунжутное семя и кунжутное масло! Никаких готовых Тахинных паст!

В 250 грамм объёма, соответствующего воде, помещается 170 грамм кунжута (пишу для любителей отмерять стаканами, не прислушавшихся к моим предупреждениям). Именно это количество и заготавливаем. Кстати, и обойдётся нужная порция рублей в 70. Зачем люди на грецких орехах готовят? Нет, ну, если производить тоннами, тогда, наверное, экономия есть.

Кунжутного масла достаточно 50-ти грамм, поэтому, как и масло оливковое, закупаем его в любой доступной ёмкости.

Кунжут во всех видах есть и на базарах, и в магазине, но… моим соотечественникам советую заглянуть в аптеку, где среди бутылочек с различными сиропами и маслами, наверняка притулилась и ёмкость с кунжутным маслом. А если покопаться в тех коробочках, что заняли несколько прилавков в любой уважающей себя аптеке, то можно наткнуться и на различные орехи, семечки, какой-нибудь кориандр или что-то другое, что стОит здесь на порядок дешевле, чем на базаре, будучи при этом много качественнее. Именно в таких коробочках изготавливалось моё первое в жизни know how…

Конец восьмидесятых годов прошлого века запоминается пустыми прилавками и поиском заработка. Нет, на заводе я получаю неплохие деньги, на которые, правда, можно покупать продукты только в магазинах. На базаре же всё стОит, не в пример дню сегодняшнему, в несколько раз дороже. Я человек не очень притязательный, и, наверное, согласился бы остаться на магазинном снабжении, но в эти годы, как я уже написал, в магазинах нет ничего. То есть, абсолютно! Под вывесками «Мясо», «Колбаса», «Рыба»… стоят скучающие продавцы, получающие зарплату, по-видимому, за охрану пустых прилавков в дневное время. Нет, я понимаю – хорошо, что не с ружьём стоят, но нам от этого не легче. Хочется кушать, а у них, видите ли, нету. Обидно.

Не нужно обобщать и моё заявление, что на заводе я получаю неплохие деньги. Это я их получаю, а не весь завод. Точнее, я их не получаю, а зарабатываю. Работаю я в это время механиком кузнечно-заготовительного цеха завода Цементного машиностроения. Работать стараюсь неплохо, потому что с первого дня сам себе задаю установку: производство завода зависит от бесперебойной работы нашего цеха; ритм цеха зависит от безупречной работы механиков и электриков, обслуживающих и ремонтирующих станки; а эта безупречность гарантирована мной, как руководителем. Не хило? «Не скромно!», – слышу возгласы моих соплеменников по совку. Не ругайтесь, пожалуйста. Это же я себе такую установку дал, и никому про это не рассказывал. Сегодня можно – срок давности за четверть века пролетел. Заодно делюсь опытом с молодыми: хотите хоть чего-то добиться на любом рабочем месте, ставьте себе задачу быть лучшим…, тогда хоть что-то из вас, может быть, и получится.

Наверное, моё молодое рвение, подкреплённое опытом командования ротой и работы мастером участка на другом заводе, не остаётся незамеченным, потому что очень скоро мной перестают руководить, доверяя: «Сам справится».

Представьте себе кузницу, где в две смены стучит и гремит более шестидесяти наименований оборудования: механические молоты; многотонные прессы; ножницы, легко разрезающие листы железа пятнадцатимиллиметровой толщины; труборезные станки, чем-то похожие на токарные, но раза в четыре больше; агрегат, с шумом собственного выстрела из ручного гранатомёта отрубающий равномерные болванки от стального прута, шестидесяти миллиметров в диаметре… четыре электрокара бесперебойно шныряющие по заводу, развозят в цеха изготовленные кузней заготовки для дальнейшей обработки.

Оборудование не новое, потому станки ломаются все. Одна радость, что по очереди, но радость небольшая. То один, то другой мастер бежит, выпучив глаза: «Дмитрий Станиславович, пресс пятитонный полетел. До завтра с него заготовки не дадим – девятый цех встанет». Надо, значит, надо. Первым высылается самый опытный слесарь Коля Скобелев. Через пять минут диагноз поставлен, стайка слесарей набрасывается на пресс, чтобы разобрать его и достать сломанную деталь, я же на коленке рисую её эскиз, делая замеры через головы моих орлов или сверяясь со срочно принесённым технологом чертежом. Дальше бегом в мастерскую на другой конец завода и выбивание уже из их начальника изготовления сломанной детали сразу – безо всяких очередей. Владимир Василиевич Тарасов (Царство ему Небесное), руководивший в те годы ремонтной мастерской Цеммаша, слушается безоговорочно… где-то с третьего-четвёртого дня моей работы на заводе, за которые, наверное, убедился, что наш цех самый важный. Готовая деталь привозится, как раз, к тому моменту, когда станок разобран, устанавливается на законное место, пресс собирается, слесаря спешат к новому страдальцу, а цех продолжает давать родине план…

Так, дорогие мои, а не пора ли нам приступить к священнодействию? Заливаем отмерянные 400 грамм сухого нута водой. Не жалея, добавляем туда же две чайные ложки с горкой соды пищевой обыкновенной. Ложки берите любые – немного лишней соды ничего не испортит. Сначала воды нужно налить половину прозрачной ёмкости, как у меня на фотографии, чтобы наглядно увидеть, насколько быстро нут разбухает, а потом уже долить практически до краёв. Люди нелюбознательные, конечно же, могут налить воды раза в четыре больше, чем сухого нута, сразу. Но, честно говоря, трудно отказаться от удовольствия наблюдать, как эта штука увеличивается в объёме. Забегая немного вперёд, предлагаю несколько фотографий, чтобы вы сравнили сами.

Некоторые восточные кулинары предлагают наш горох предварительно вымыть. Я, собственно, не возражаю, хотя лично предпочитаю покупать его в магазине упакованным и уже чистым. Вы же решайте этот вопрос для себя сами. Мне кажется, что за 24 часа, на которые мы оставляем нут отмокать, да ещё с содой, он станет идеально чистым, а последующие два с лишним часа кипячения доведут его до состояния чистоты первозданной. Я всё ещё кипячу – приходите!

Итак, если у вас, кроме основного продукта, ещё ничего не заготовлено, то времени заполнить этот пробел предостаточно. Для тех же, кто приготовился заранее, Шахерезада вновь начинает дозволенные речи. А чего впустую сутки ждать?..

Горбачёв объявил стране, что нужно перестраиваться и ускоряться. Оглядываясь на пустые прилавки магазинов, цены продуктов на базаре и озабоченные лица близких, я ему верю и ускоряюсь, как себе это представляю! Где-то с месяц я так и бегаю через весь завод: туда бегом, обратно – на чьём-то-то выпрошенном каре, чтобы привезти изготовленную запчасть, иной раз весящую не одну сотню килограмм. Наконец, надоело, я прислушиваюсь к призывам Горбачёва и начинаю проверять начальство на прочность. Помните, как ребёнок начинает пробовать делать то, что нельзя, на ощупь отыскивая границы реально дозволенного? Ребёнок живёт во мне и по сей день, а уж тогда-то…

Для начала списываю самый старый кар, срок годности которого закончился много лет назад, и выбиваю для цеха новый. Списанный кар утилизируют только на бумаге, мои орлы доводят его до идеального состояния, в углу кузни сварен гараж, в котором, кроме самого кара, размещается выпрошенная в электроцехе стационарная зарядка для его аккумулятора, и у меня на работе появляется своё средство передвижения. Теперь я рассекаю по всему заводу на личном транспорте, всё начальство видит это (по советским меркам) безобразие, но моя работа реально ускоряется, наверное, поэтому никто не делает никакого замечания.

Дальше – больше. Прихожу к начальнику цеха: «Какой из меня к ляду механик кузницы? Я ж по образованию инженер по автоматизации и комплексной механизации химико-технологических процессов». Успевший оценить мои подходы сообразительный начальник реагирует, не размазывая каши по столу: «Чего ещё, вымогатель?». Тут я ему и объясняю: «Чтобы самому знать любое оборудование, как мой Коля Скобелев, например, нужно за каждым станком хотя бы пару недель поработать. В общем, разрешите во вторую смену становиться на трудовую вахту простым рабочим. Само собой, не бесплатно. А Вы уж в дирекции объясните, что моя двойная зарплата – это производственная необходимость». Ни начальник цеха, ни директор завода не возражают, а я начинаю пахать в две смены. Отсюда, собственно, и моё заявление, что на заводе в те годы я получаю неплохие деньги.

Последним штрихом к моему испытанию начальства на прочность явился конфликт не с кем-нибудь, а с коммунистической партией. Точнее, с её заводским руководством. К сожалению, мой лучший электрик, оказался коммунистом. Это бы ещё ничего, но общественным поручением ему поставили собирать партийные взносы с коммунистов не только цеха, но и почему-то с тех, кто работал в заводском «Белом доме», сиречь, с руководителей завода. И здесь я не сильно бы возражал, делай он это не в рабочее время. В общем, в первые же дни, как я приступил к должности, в этом вопросе порядок был наведён…., как я себе думал. Партийцы стали эксплуатировать моего электрика по своим делам только в обед или после работы, но вот однажды я не застаю своего специалиста около аварийного станка, когда он там сильно нужен. Иду к нему в каптёрку, что располагается в самом центре цеха, и вижу две задницы согнувшихся людей, возвышающиеся над столом: моего Володи и секретаря партийной организации завода. Они сводят какой-то свой баланс. В эти годы я атеист от пят до макушки, поэтому сквернословлю, как старый боцман. Говорю я недолго – минуты две. Володя пропадает с глаз мгновенно, пытаясь сохранить премию хотя бы в следующем месяце и понимая, что премии этого месяца уже не будет никогда. Если бы партийный босс тоже исчез молча, наверное, всё бы и закончилось по-семейному, но он пытается высказаться на тему, что партийные дела важнее моих производственных пустяков. Ответная моя речь звучит монологом уже минут пять. Кто меня знает, тот слышал и мой голос. Тому, кто не знает, скажу, что в хоре клироса мне поставили диагноз: бас-профундо. В общем, мою речь слушает весь цех, а через полчаса повторяет уже весь завод. Когда я возвращаюсь вечером с работы, тёща, работающая в горкоме партии, говорит только: «Ну, ты даёшь». Начальство последнего испытания тоже не проходит… хотя… с какой стороны посмотреть. Директор, вызвавший меня в это же день, спрашивает:

- Ты, действительно, сказал … ? – И он повторяет мою речь практически без купюр.

- Да.

- И ты, на самом деле, думаешь, что коммунистическая партия …?

- Твёрдо в этом убеждён.

- Хорошо. Иди, работай.

И я пошёл продолжать пахать в две смены, зарабатывая на простое покушать для своей семьи. Кстати, мне за публичное посылание партийного босса по известному адресу так ничего и не было, да и самому бывшему партийному начальник тоже, хотя история эта и получила громкую огласку на весь Красногорск. Сегодня он даже работает главой администрации нашего города. Встретившись на улице, мы здороваемся…

Пролетевшие сутки увеличили нут на 110 % или с 400 до 840 грамм. Вы уже начинаете догадываться, сколько готового Хумуса Подмосковного нас ожидает в конце? То ли ещё будет! Если Вы помните, именно эта особенность бараньего гороха вызвала у меня некоторые подозрения в отношении рыночного продукта, которые, если честно, я не считаю слишком обоснованными. Наверное, действительно, нут бывает разным. Возможно, в следующий раз я куплю именно самый крупный вариант и прикину, как размокает он, о чём сразу же и допишу в конце этого рецепта. Мы же пока продолжаем готовить тот продукт, с которого начали.

Сливаем суточную воду и перекладываем нут в пятилитровую кастрюлю. Не люблю ничего варить долго в тех объёмах, что на пределе. Макароны или пельмени, например, в маленькой кастрюльке обязательно развариваются в кашу. Зачем рисковать будущим блюдом сейчас? При самом сильном огне накрываем кастрюлю и терпеливо ждём, когда вода закипит. Первая струйка пара из-под крышки призывает немедленно снять последнюю, чтобы не залить плиту. Вы видели столько пены? Уберём этот навар – он нам не нужен.

В шумовку попадаются прозрачные шарики шкурок, которые нут со змеиным упорством пытается сбросить. И таки иногда сбрасывает. Их мы тоже будем собирать и откладывать в сторону. Нет, не для украшения стола, а для помойки. Мы, конечно, готовим сами ради качества и где-то даже экономии, но нельзя же экономить до такой степени?! В крайнем случае, соберите те шкурки, высушите на отдельном подносе и отнесите голубям. Будут ли они это кушать? – Я знаю?!

Пятнадцать минут бурного кипения и освобождения горошин от шкур пролетели. Ставим в раковину мойки большой дуршлаг, берёмся руками, одетыми в кухонные рукавицы, за ручки кастрюли и выливаем содержимое второй в чрево первого. Только умоляю: «Не ошпарьтесь!». Отмываем кастрюлю до первозданного блеска, возвращаем нут на своё законное место в её утробе, наливаем чистую воду и всё это вместе снова ставим под крышку на сильный огонь. Как только вода закипела, делаем огонёк под кастрюлей самым маленьким и, не снимая крышки, варим содержимое ровно два часа. Приготовлений осталось не так много, поэтому можем немножко и поболтать.

…Молодые годы и армейская закалка дают силы, но вечно, как вы сами понимаете, это продолжаться не может. Появляются первые кооперативы, и я, вдруг, замечаю, что, работая не на государство, а на себя, люди зарабатывают совсем неплохо, при этом не отращивая себе горб и грыжу, к чему прямой дорогой отправляюсь я. Слава Богу, членовредительством не заканчивается, потому что я горбачусь за покушать всего года полтора. Тут и пора уже перейти к тем аптечным коробочкам, с которых я начал своё отступление. Не сразу, конечно, но постепенно к ним точно доберёмся.

Государство продолжает обирать своих тружеников, а частный сектор постепенно расцветает, поэтому очень хочется скорее начать работать на первое на условиях второго. Но как? Вслед за Николаем Чернышевским, Львом Толстым и Владимиром Ульяновым-Лениным вопрос «Что делать?» в эти годы задаёт себе каждый совок, в том числе, конечно, и я.

В семье моих родителей всегда были (а часть из них живёт и по сей день) разные животные. Собаки от дворянских пород до элитных английского бульдога, стаффордшир и йоркшир терьеров; черепаха; ёжик; уж… После гастролей в Украине в каком-то колхозе папе подарили поросёнка, и он жил в нашей барачной (прошу не путать с барочной) комнатушке полгода. Затем мне маленькому наплели что-то про цирк, а Борьку, как я теперь понимаю, отдали на мясо. А куда ещё его было девать, вы мне скажите? Ворон с перебитым крылом был подобран во дворе и выпущен на волю только после полного выздоровления. Канарейки множились, принося доход. Десяток видов попугаев. Рыбки…

…Но вот морских черепах и крыс, что содержат дома сегодня мои дети, у родителей не было никогда!..

Любовь папы к животным в конце восьмидесятых выливается в нужные для меня его знакомства с продавцами Птичьего рынка, один из которых начал искать себе помощника. Помощь понадобилась в выходные дни, которые у меня свободны, и я соглашаюсь – каждая копейка на счету.

Птичий рынок конца прошлого века не очень отличается от воскресного птичьего базара, воспетого Гиляровским: «Охотники и любители птиц наполняли площадь, где стояли корзины с курами, голубями, индюками, гусями. На подставках висели клетки со всевозможными певчими птицами. Тут же продавались корм для птиц, рыболовные принадлежности, удочки, аквариумы с дешевыми золотыми рыбками и всех пород голуби. Большой угол занимал собачий рынок…». Очень похоже.

Пригласивший меня в помощники Виталик торгует в попугайном ряду. Три десятка продавцов располагаются друг напротив друга в двух рядах прилавков, сквозь прямую кишку которых непрерывным потоком движутся потенциальные покупатели, прицениваясь и время от времени останавливаясь, чтобы сделать приобретение (прошу прощения за пришедшие на ум образы у любителей Волнистых попугайчиков со стажем, но из песни слова не выкинешь). Все торгуют практически одним и тем же: маленькими Волнистыми попугаями, выставленными в клетках, штук по тридцать сразу; самими клетками немецкого или отечественного производства, закупленными на оптовых складах по низкой цене; всевозможной начинкой для ублажения будущих сине-зелёных питомцев – от поилок с кормушками, до качелей и зеркал с колокольчиками; длинными полиэтиленовыми колбасками, туго набитыми птичьим кормом, смешанным из мытых зёрен овса и проса; недавно появившимися пакетиками, чем-то похожими на сухие супы, со странным порошком Рабаран, улучшающим здоровье и внешний вид пернатых…

Лучше всех, конечно же, зарабатывают те, кто умеет выделиться из общей массы чем-то особенным. В первую очередь здесь, это, конечно же, торговля большими попугаями. Если Волнистые попугайчики, Кареллы или Нимфы, Неразлучники…, некоторые виды Амазонов худо-бедно размножаются под умелым руководством фанатиков этого дела, то говорливые Жако, кудрявые Какаду и переливающиеся всевозможными ядовито-яркими цветами огромные крикливые Ары доставляются в страну исключительно контрабандой. Остап Бендер когда-то неосторожно заявил, что «вся контрабанда делается в Одессе, на Малой Арнаутской улице», таки это он никогда не был на Птичке в Москве. Наша контрабанда чистокровно африканская или латиноамериканская! Как её добывают торгашы, честно скажу: «Не знаю», – но факт остаётся фактом – большая птица на продажу у кого-нибудь, да есть в любой торговый день… у всех, даже у Виталика, но этой статьёй дохода он со мной не делится. Да, оно и не нужно, как потом оказывается…

Отвлечёмся от зёрен для попугаев и вернёмся к нашим семенам и бобовым. Нут варится, теперь-то и начнём заниматься недолгими, но основными, приготовлениями. Для начала личный опыт подсказывает поделиться советом: за эти два часа загляните пару раз под крышку. Однажды я таки, вместо того, чтобы сварить, поджарил нут до состояния полной непригодности. Видите, что водички становится маловато, вскипятите рядом чайничек и крутого кипяточка в кастрюльку набухайте. Не помешает и не повредит. Заодно и ещё десяток-другой пустых шкурок вытащите. Их нам не надо.

Теперь, дорогие мои, первым делом берёмся за приготовление Тахинной пасты. И пусть себе кто-то экономит, предпочитая грецкие орехи, мы же с вами, как вы помните, приобрели настоящий кунжут! Конечно, можно было бы сразу тот кунжут смолоть, но здесь давайте вспомним ещё одну кулинарную хитрость. Семена любых орехов по-настоящему раскрывают свой вкус, если их слегка обжечь. Не пожарить, что я однажды исполнил, испортив блюдо, а именно обжечь, как палец, слегка коснувшийся раскалённой сковородки. Для этой цели сначала мы ставим на огонь сковороду и разогреваем её на сильном огне. Никакого масла! На раскалённое дно высыпаем наш кунжут и с первого мгновения интенсивно его перемешиваем. Весь процесс должен происходить от тридцати секунд до минуты – до появления первых коричневатых зёрнышек, укушенных сковородой за один бочок. Всё! Готово.

Тахинную пасту можно готовить и в кофемолке маленькими порциями, но я предпочитаю старинный литровый блендер, который моя жена упорно называет чоппером. Возможно, она и права, хотя я разницы в конструкции не замечаю. Нашему блендеру-чопперу уже лет пятнадцать, и на экспериментах с хумусом я его загубил окончательно, хотя ножи заточены всё ещё идеально. Потому и жалко выбрасывать изделие прошлого века. То есть, сломался он ещё до моих кулинарных изысканий, но ведь тогда же я его и починил! Удачно впаянный гвоздик продлил ему жизнь на пару готовок. Следующий – ещё на две… Не в том дело, что у меня кончились гвоздики, а в том, что их стало уже некуда вставлять (большая беда, между прочим, что бы вы там себе не думали). Слава Богу, что на сегодняшнюю Тахинную пасту его таки хватило.

Закладываем в брюшко блендера наши слегка тронутые жаром 170 грамм кунжутных зёрен, высыпаем туда же две столовые ложки без горки молотого кумина или зиры, в сумме весящие ровно 30 грамм, и выливаем приготовленные заранее 50 грамм кунжутного масла. Масло лучше налить сразу для скрепления будущей массы. Без него зёрна не размельчатся, как следует.

Знали бы вы, каких мук мне стоил совет любимой при первом опыте, истолочь кунжутные зёрна в ступке. Через пятнадцать минут стараний, утирая пот, потоком стекающий со лба прямо на пол, я ей сказал всё, что думаю о её Джеймсе Оливере и иже с ним, по всей видимости, торгующими этими окаменевшими атрибутами перелётных ведьм, поэтому рекламирующими их в своих кулинарных передачах. Мраморный пестик кунжут не берёт! Я, конечно, тоже верю байкам, что ручной труд приносит плоды более вкусные, чем машинный, но не в этом случае.

А блендер?!.. Всё сложили друг на дружку у него внутри, накрыли крышкой и жужжите себе, сколько влезет. Мой старинный агрегат изготовил Тахинную пасту за минуту! Рецепты, предшествующие моему, советуют брать этой пасты на заявленное количество нута четыре столовые ложки с горкой. Так то, что мы сейчас смололи – ровно четыре ложки с горкой и есть. Конечно, эту штуку можно зацепить и за три раза, и за пять – тут всё дело в горке, но сейчас не об этом. На цвет пока не стоит обращать внимание – конечный продукт просветлеет до приятных светло-бежевых оттенков совсем скоро. Всё в наших руках. Впрочем, настоящий результат и может получиться только тогда, когда делаешь что-то своими руками…

Наибольшее уважение своим ноу-хау с первого дня у меня вызывает торгующий по правую руку Серёга, который ко всеобщему перечню товаров добавил огромные клетки собственного производства. С какого завода он ворует для своих изделий толстую проволоку из нержавеющий стали, которую не могут перекусить железные клювы Ар и Какаду, не знает никто. Это произведение искусства круглой формы около метра в диаметре и полутора-двух метров в высоту. Внутреннее убранство тоже делается вручную и соответствующих клетке размеров. Стоят они сумасшедших, на мой взгляд, денег (примерно три-четыре мои неплохие зарплаты), но продаёт при этом Серёга их по две-три штуки в каждую субботу и воскресенье. То есть, большие попугаи бывают у каждого продавца, большие «вечные» клетки для них – только у Серёги. Разница в доходах очевидна и порождает желание придумать и начать производить что-то своё. К концу второй недели решение, наконец, найдено!

Идея оказывается простой, как колесо. Каждый продаёт корм для попугайчиков, рядом с кормом обязательно лежит пакетик Рабарана, но никто пока не додумался их соединить! Нет, насыпать положенную чайную ложку витаминов на килограмм зерносмеси, размешать и расфасовать получившийся продукт по полиэтиленовым колбаскам, конечно, несложно, но кто за этот труд станет платить? Идея требует масштаба, на который нужны приличные деньги. Идея моя, деньги находятся у Виталика. Так и возникает производство (кооператив, общество безо всякой ответственности или, наконец, преступное сообщество – как вам ближе и понятней) по производству «Кешы»!

Самого обеспокоенного читателя спешу погладить по совести: патент индивидуального частного предпринимателя я себе таки выправил. Правда, за год родное государство выпило из меня столько крови, заставляя неделями стоять к нему в очереди, чтобы отдать свои же деньги, что я решил больше не тратить на это безобразие своего времени. Отстояв через год последнюю недельную очередь в Налоговую Инспекцию, я свой патент успешно аннулировал. Правда, ещё лет пять, после того, как я перестал заниматься производством «Кешы», государство от меня требовало каких-то справок и отчётов ,но я был был занят совершенно другим делом, а потому перестал отзываться, и они отстали…

Наши 200 грамм кедровых орешков бросаем на сковородку, раскалённую точно так же, как и в предыдущей истории с кунжутом. Эти дают запах кедрача сразу!

Ах, какой зелёный чай надыбала мне любимая недавно. С запахом парного молока и кедровых орешков. Реклама на пачке называет его «Огненный цветок. Редкий сорт молочного оолонга». Кто бы мне сказал, что такое оолонг, так я бы поделился с вами, но по любому очень вкусно. Его можно заваривать раз пять-шесть, а он всё такой же замечательный на вкус.

Пользуясь этим свойством чая, я начал худеть по арбузно-чайной диете собственного изобретения. Хотите рецепт? Ой, мне не жалко – нате. Дней десять кушаем по два куска арбуза часиков в шесть вечера. В остальное время, по желанию, пьём этот самый зелёный чай со вкусом парного молока и кедровых орешков. Крепость уходит с первой же заваркой, а дальше, получается, пьём просто вкусную водичку. Первый прогон помог мне избавиться от 6,5 кг ненадолго, зато от трёх навсегда. Второй, который идёт сейчас, за первые шесть дней забрал уже 5,5 кг. Посмотрим, с чем придём к финишу через недельку, и сколько из сброшенного погибнет навечно? Теперь вы понимаете, почему именно сейчас я пишу о приготовлении еды с таким удовольствием?

До окончания двух часов, за которые нут должен дойти до нужной кондиции, осталось совсем немного времени, поэтому моем лимоны, разрезаем их пополам и выжимаем на ручной соковыжималке цитрусовых. У вас её нет? Настоятельно рекомендую – удобнейшая вещица. Нет, у меня дома есть и механическая соковыжималка, но, когда речь заходит о выжать лимон или апельсин, то лучше ручной не ищите. Эту всполоснул за пять секунд и всё, а вы пробовали отмыть ту огромную, которая может выжать сок изо всего, что в неё сунуть? Я пробовал – ручную мыть на порядок легче.

А сколько, сколько у нас там лимонного сока надоилось? Ровно 200 грамм? Нарочно так не подгадать! А лимоны сколько весили? – 452 грамма? Скажите, пожалуйста, 45%, как мы и планировали. Любимая выбирать лимоны умеет. Однажды приготовив Хумус Подмосковный, вы уже сами сможете убавить или прибавить количество лимонного сока. На мой вкус – самое оно.

Последней чистим головку чеснока. Взвешенные зубчики показывают 36 грамм. Наверное, столько и нужно. Как и сок, количество чеснока со второй готовки вы можете регулировать самостоятельно.

Кстати, кто-то мог подумать, что на фотографиях показывается вес каждого продукта вместе с тарой. Ничего подобного! Кухонные электронные весы – отличная и полезная штука. Ставим, к примеру, на них пустое блюдечко для чеснока, включаем, и весы показывают «0». Теперь кладём в то же блюдечко сам чеснок, и вот он – точный вес. В крайнем случае, подогнать цифры под желаемые помогает фотошоп. Развлекаюсь, как ребёнок. Зато, какая точность рецепта!

Два часа пролетели в моей трескотне и приготовлениях. Пора снимать нут. Делать мы это станем, выбирая его шумовкой из бульона, чтобы сохранить последний. Для Хумуса Подмосковного нам понадобится ровно 100 грамм бульона, но кто-то ведь может пожелать и менее густую консистенцию конечного продукта, чем в моём рецепте. В этом случае бульона понадобится больше. Впрочем, можно и просто отлить половником бульона с запасом, чтобы подстраховаться. Нуте-с, нут на весы… – ровнёхонько 950 грамм! Это же почти в два с половиной раза «уварился». В кавычках, понятное дело, потому что в два с половиной раза наш горох больше стал. А на вкус пока суховат, то есть не скажешь, что это он от воды так разбух. Чудеса, да и только!

Откладываем в отдельное блюдечко немного крепеньких горошин для украшения блюда после его приготовления. То же самое делаем с кедровыми орешками, отсыпая от общего количества где-то грамм 50, тем самым оставляя для готовки, как вы успели уже прикинуть в уме, 150 грамм орехов ровно. Нет, если кто хочет кушать большой ложкой сразу из миски, не заглядывая в неё, вольному воля. Тогда ничего не откладывайте, а пускайте в перемолку всё, что есть. Мне же кажется, что красиво поданное блюдо только своим видом уже вызывает аппетит. Не будем лениться – украсим.

Литрового блендера нам уже мало! Распаковываем комбайн… Нет, не «Беларусь». Нас пока кухонный интересует. Что за народ, я вам скажу. Всё у них шуточки на уме, а тут люди делом занимаются. Устанавливаем насадку с нижними ножами, как в блендере. Загружаем чеснок. Включаем… что, плохо рубится? А вы что себе думали? Размолоть 36 грамм чеснока в этой трёхлитровой ёмкости? Ну, вы даёте! Заливаем в чеснок сто грамм нутового отвара… теперь пошло дело? А я что говорил! Помололи минутку и хватит. Высыпаем в нашу ёмкость нут. Сразу говорю, что в таком виде молоться он не будет, поэтому, не медля, заливаем и заготовленные заранее 300 грамм лимонного сока. Поехали! Пятиминутный отдых нам пока обеспечен. Пусть себе крутит…

Получившийся полуфабрикат уже вкусно пахнет и выглядит почти, как хумус, но пока это только заготовка. Пробовать её не стоит. Проявите терпение. Немножко осталось. Теперь поперчим. Помните, как я расхваливал свою перечницу? Нет, я не о жене, а о том агрегате, что ей подарили. Вспомнили? Так вот, на фотографии она в действии. Нате вам – всего два оборота, и какая красота?! То, что называется «поперчить по вкусу» придёт к вам со временем. Моё же мнение, что в хумусе перчик всё-таки должен чувствоваться, поэтому не жалейте.

Пришла пора и посолить. Как-то я насыпал в готовящийся хумус чайную ложку соли с горкой, которая весила 10 грамм, и явно пересолил. Для Хумуса Подмосковного требуется всего 8 грамм соли, или, памятуя странную привязанность женщин к неопределённым мерам веса, чайная ложка, зачёрпнутая без фанатизма. Ну, такая – с плоским животиком, какой у Вас был лет в шестнадцать.

Выкладываем на перчённый и подсоленный размолотый нут всю, что есть, приготовленную нами, Тахинную пасту, присыпаем 150 граммами кедровых орешков, укушенных жаром за один бочок, и завершаем композицию двумя чайными ложками того же молотого кумина, что мы уже использовали (для дотошных, как я, мужчин уточняю: кумина берём 10 грамм). Закрываем комбайн и врубаем его на четвёртую скорость. Минут пять даём нашему продукту для того, чтобы превратиться в однородную массу. Некоторые начинают именно в этот промежуток времени перекур. Ни в коем случае! Сигареты – это яд. Помойте пока освободившуюся посуду. Чего так стоять?

Думаете всё? Ничуть не бывало. Пришла пора последнего ингредиента. Не выключая комбайна, через верхнее отверстие тонкой струйкой заливаем 100 грамм оливкового масла. Помните, того, что мы любим – не из дешёвых? Налили? Всё! Пошёл последний замес. Вы, как хотите, а я кручу долго. После того, как масло залито, минут 5. Затем даю технике те же 5 минут отдохнуть, и ещё разок на то же время… или, насколько хватит терпения. Давайте потерпим последний чуть-чуть. Немножко осталось…

Деньги по советским (и моим личным) меркам Виталик выделяет огромные – 80 000 рублей, а я активно кидаюсь в переговоры с десятком различных папиных знакомых, потому что таких масштабных ровесников у меня в этот период жизни ещё нет…

…Сейчас я часто задаю себе вопрос, а почему мои дети, подобравшиеся к тому же тридцатилетнему рубежу, что и я в период описываемых событий, стараются набивать свои шишки, не пользуясь моими… сегодняшними возможностями? Мне как-то не зазорно было использовать папины опыт и связи. Это я сам так странно их воспитал? Выходит, что сам, а кто ещё? Может, оно так и лучше? Хотя почему-то обидно. Старею, наверное? Вся беллетристика, точно, рассказывает, что старики не понимают молодых. Значит, стареем? А вот и фигушки всем! Как говорят мои друзья в Израиле, не дождётесь! Молодому человеку всего начало шестого – самый расцвет! А дети?.. Правильно делают, что свои шишки набивают – на них быстрее учишься. А, главное, слава Богу, что им не досталось пережить в зрелом возрасте тот период изменения нашей страны, когда тридцатилетнему оболтусу приходилось обращаться к папиным связям. И внукам той необходимости не желаю…

…Знакомые папины, общаюсь с ними я самостоятельно, в результате закрутилось! В средней полосе России закуплены 20 тонн проса и столько же овса, привезены и сгружены в ангар, арендованный в совхозе Ильинско-Усово, что располагается на территории моего Красногорского района. В местном же посёлке Опалиха на заводе Лекарственных препаратов заказаны коробки, ёмкостью в 400 грамм, мешок сухого бумажного клея и короба, вмещающие полсотни наших коробочек. Название «Кеша», рисунки попугайчиков, состав и рекламные тексты по бокам сочиняем и рисуем мы с Виталиком сами. Когда у поставщиков Рабарана мы забираем все имеющиеся на этот момент в наличии 100 килограмм препарата, они настолько удивляются, что снижают для нас цену в несколько раз.

Папа отдаёт нам на растерзание только что полученную однокомнатную квартиру, которую ему, наконец, выделил завод за их с мамой безупречные 35 лет работы. Первое производство здесь и начинается. Мы с Виталиком привозим несколько мешков зерна, которое через огромное сито промываем в ванне и высыпаем на предварительно застланный полиэтиленом пол комнаты. Коробка склеивается, наполняется отмеренным количеством отмытого и высушенного зерна, в которое всыпается половина чайной ложки Рабарана, заклеивается окончательно, тщательно встряхивается и…, собственно, всё. «Кеша» готов к продаже и употреблению.

На рынке полиэтиленовая (такая же, как коробка «Кеши», 400-грамовая) колбаска корма стоит 1 рубль, 100-граммовый пакет витамина – три рубля, наш «Кеша», содержащий то же количество зерна и 5 грамм этого же витамина, влёт уходит за трёшку! Если учесть, что зерно и Рабаран мы покупаем не на нашем рынке, а оптом, то прибыль пошла колоссальная.

Само собой, новое занятие вынуждает меня уйти с завода на вольные хлеба, чему я рад и по сей день. О лихих девяностых написаны тысячи томов воспоминаний, к которым я готов (если Бог даст сил) присоединить и десяток пухленьких своих. Несмотря на частый голод, периоды тяжёлого труда, тфнувшегося годами без выходных, бандитские ужастики, похороны друзей…, я всё равно рад. Эти годы и закалили, и дали возможность сегодня не зависеть ни от кого, как это было в совке.

Производство обросло нанятыми рабочими. Мы же занимаемся тем, что расширяем рынок, предлагая своего «Кешу» в московские и подмосковные зоомагазины, и развозим сам товар. Субботние же и воскресные дни остаются неприкосновенным праздником работы на Птичьем рынке.

Вспомнив в очередной раз Гиляровского с его зазывалами-приказчиками, расхваливающими свой товар, первый выход «Кеши» в свет я сопровождаю такой же зазывной песней, громко выкрикивая нами же написанную на коробке рекламу мало что ни на весь рынок. Продавцы, профессионально оценившие наше изобретение с первого взгляда, уважительно не препятствуют. Новинка идёт на «ура» не только, как свежее яркое пятно на прилавке, но и с того простого факта, что на мои вопли собирается толпа просто поглазеть: «Что за крик? Кого тут режут и при этом блажат практически в рифму?». Через две недели я уже прославляю на весь рынок не только «Кешу», но и наших попугайчиков со всеми остальными птичьими прибабахами. Хотите, верьте, хотите – нет, но через месяц начинает петь весь попугайный ряд, а через полгода – вся Птичка!

Что ещё можно рассказать о тех коробочках? Где-то через полгода я отдал Виталику все долги за открытое дело, а ещё через год продал ему и свою долю в производстве «Кеши», занявшись совершенно другими делами. Не знаю, сколько радости людям принесло моё первое самостоятельное производство, но вот то, что Птичка к девяностому году прошлого века запела, считаю своим настоящим достижением. Интересно, как они там сегодня на новом месте живут?

Коробочки с семенами и травами, занимающие сегодня несколько полок в каждой уважающей себя аптеке, нет-нет, да и напомнят мне о настоящем начале моей самостоятельной жизни, позволившем со временем объездить много стран, в которых я и узнал о таком блюде, как хумус, и даже разработал для него собственный рецепт, чтобы поделиться сегодня с вами, дорогие мои. Спасибо им за это…

…Аккуратно взвешиваю для Вас, мой читатель, получившийся продукт. Ровно 1 килограмм 600 грамм! То есть, из 400 грамм сухого нута мы с вами сегодня приготовили 1,6 кг Хумуса Подмосковного, увеличив изначальный вес в 4 раза! Не стану утомлять вас расчётами, а скажу сразу результат: кило нашего блюда обошлось в 250 руб. или около 8 $ (для тех моих друзей, кто имеет себе счастье расплачиваться сегодня не рублями). Нет, конечно, кто-то может захотеть сэкономить на пару баксов больше, отказавшись от кедровых орешков, и это их право, но в этом случае настоящего Хумуса Подмосковного ему уже не попробовать никогда. Не знаю, сколько стоит хумус в Израиле, Америке, Канаде, Германии, Чехии…, где живут мои друзья, уважающие это блюдо, но в России он точно дороже.

И, главное, сегодня мы не добавили ни одного ЕЕ или ЕЁ (кто бы ещё мне сказал, что это такое? Может его, как радиоактивное излучение, глазами не видно, и я таки сыпанул маленько невзначай? Да, нет, быть не может), то есть получили экологически чистый продукт. С чем искренне себя и вас поздравляю.

Раскладываем наш Хумус Подмосковный в праздничную тару разных форм и размеров (кило шестьсот всё-таки), распределяя её по назначению: детям, родителям, любимым соседям… Осталось, слегка проявив фантазию, украсить каждое блюдо отложенными горошинками и орешками. Веточка-другая зелени не мешали ещё никому и никогда. А вот теперь точно: ВСЁ!

Первое блюдо вам, дорогие мои.

Приятного аппетита!

Post scriptum:

После моей саморекламы Хумуса Подмосковного через Skype позвонили друзья из Израиля: «С кедровыми орехами мы, конечно, попробуем, но ведь хумус ещё нужно уметь и кушать!», – и очень вкусно поделились, как это нужно делать.

Танюшка Фарберова откармливает мужа так: «Я Рафику кладу в тарелку хумус, в центре которого делаю ямку, и заполняю её жаренными грибочками с луком. Можно, конечно, ложкой всё вместе в питу натолкать, но если взять кусочек той же питы или просто хлебушка, почерпнуть им немножко хумуса, да так, чтобы и грибочек с лучком зацепился, и в рот отправить…».

Я такие советы в долгий ящик не откладываю. Сказано – сделано. Ой, братцы, как классно получилось! За жареные грибочки здесь писать не буду, потому что написал отдельно – заглядывайте, тем более что при жарке грибов один-другой свой секретик я таки использую.

Результат Танюшкиного совета не могу здесь не показать. Угощайтесь!

 

 

This entry was posted in Мои рецепты. Bookmark the permalink.

3 Responses to Хумус Подмосковный

  1. Alya says:

    Okay I’m convinced. Let’s put it to atcoin.

  2. valtech@mail.ru says:

    C таким же позитивом сделаю!!!

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>