Лечо от тёти Тани

Мой родной город Красногорск, даже став несколько лет тому назад столицей Московской области, сохранил замечательные одноэтажные деревеньки, приобрести недвижимость в которых сегодня чрезмерно дорогое удовольствие. Мне лично оно, собственно, и не надо. Я вообще, если на чистоту, просто счастлив, что у меня нет дачи! И не потому, что не люблю дачных удовольствий, вроде купания, рыбалки или, например, грибной охоты, нет. Их-то я, как раз, очень уважаю, но, во-первых, обитая в Красногорске, в окрестностях которого все эти радости жизни уже угасли, мне приходится ездить за ними, минимум, за сотню километров, вне всякой зависимости от дополнительного отдалённого жилья. Да, да, не говоря о грибах и рыбалке, даже за купанием, для которого ни местные пруды ни сама Москва-река уже не пригодны. Во-вторых, продав в своё время две личные дачи, я имею достаточный опыт так называемого дачного «отдыха». Не приведи Господь!

Мечту о кусочке земли, на котором можно вырастить что-то съедобное, понятное дело, имело поколение моих родителей, пережившее войну. Первый такой земельный участок появился в нашей семье в конце пятидесятых, когда мама с папой поженились, и наше щедрое государство выделило им комнату с полезной площадью 6 квадратных метров в бараке, стоявшем в нескольких метрах от городской плотины. Вот эту-то полоску земли, отделявшую строение от воды, обитатели барака и разбили на участки, по ширине жилья. Наш надел был точно такого же размера, что и комната, то есть те же 6 квадратных метров. Хотите верьте, хотите нет, но, кроме нескольких кустов картофеля, мои родители умудрялись выращивать на этом пространстве и какое-то количество морковки, свеклы, лука, чеснока, редиски, разнообразных съедобных трав, а в иной год и несколько кочанов капусты. Правда, болгарского сладкого перца и помидор, о которых я, собственно, начал писать, почему-то не выращивали…

Как ещё ни слова о перце с помидорами не сказал?! Вот ведь голова дырявая. Это возрастное, вы уж простите мой склероз, пожалуйста. Я, бывает, и любимой начну что-нибудь рассказывать, а остановиться уже не могу, потому что забыл, о чём, собственно, речь. Вот и сейчас…

О дачах, говорите? Да! Следующий земельный надел в полторы сотки, в придачу к которым прилагалось четверть деревенского дома, нам подарили родители. Тёще эти владения, расположенные в деревне Степановское, достались по наследству, мои предки что-то ей там компенсировали деньгами, но в итоге всё поместье записали на меня. Такой царский подарок родителям любимой был вполне по плечу, потому что похожее наследство, пригодное для утоления их собственной тяги к земле, ожидало их в другой деревеньке – Холщевики.

После шести квадратных метров, в которых мы жили в шестидесятые годы, маленькая кухонька, две спальни и остеклённая веранда, так же ставшая полноценным летним жилым помещением, выглядели, если не дворцом, то реально помещичьим домом. Можете представить себе, как мои родители развернулись на этих полутора сотках, если когда-то умудрялись снимать какой-никакой урожай с 6 квадратных метров?

Да и само место, не изгаженное сегодняшней всеобщей дачеманией, в восьмидесятые годы радовало чудесным расположением. Добраться от дома туда можно было за полчаса на автобусе без пересадок, то есть рядом.

В двадцати метрах от калитки начинался прелестный пруд, на ожерелье берегов которого были нанизаны небольшие удобные пляжи.

В том же пруде водилась рыба! Окуньки и карасики были постоянной добычей, но иногда водные тайники выпускали на свет и более крупных своих обитателей.

Именно такой однажды неожиданно поднял поплавок моей старенькой трёхколенки и нежно опустил его на воду. Не веря себе, я подсёк и начал выводить действительно что-то крупное. Нет, нет, не ожидайте рыбацких историй о двухметровом соме или двадцатикилограммовой щуке. Забегая вперёд, скажу, что выловленный мной экземпляр, определённый местными специалистами, как помесь карпа с карасём, весил всего 1,7 кг при длине в 38 см, но после всегдашних карасиков в ладошку, согласитесь, этот улов был необычен.

То летнее рассветное утро встречал я в деревенском неглиже: плавки, резиновые боты и удочка. Боты были надеты по причине полосы грязи в метр шириной, оставшейся после недавних дождей и отделявшей настоящую сушу от водной глади. Резвившаяся рядом дочка наблюдала все события, поэтому может подтвердить, что пишу я правду, только правду и ничего, кроме правды. В первый раз, рассчитанная на карасиков, старая тонкая леска не выдержала и оборвалась у самого конца удилища. Отбросив последнее в сторону, я кинулся вслед уплывающей добыче и таки успел ухватиться за обрывок лески. Дальше своего монстра я выводил, как Одесского бычка с причала, вытягивая прямо за леску. Вот он слегка осоловел, хлебнув воздуха, когда я впервые приподнял его голову над водой. Вот уже половина рыбины лежит на берегу… именно в этот момент леска обрывается второй раз, причём у самого крючка, лишая меня последнего куска снасти, за который можно было бы ухватиться. В порыве азарта я плашмя падаю на свою добычу, вжимая её в прибрежную грязь.

Сами можете себе представить, в каком виде я шёл по деревне к дому, держа под жабры свой трофей, но никакая грязь не могла умалить чувства гордости за улов. На крики бежавшей впереди дочки: «Папа огромную рыбу поймал!», – выходили соседи, охали и спешили за мной к нашей даче, чтобы лично участвовать в предстоящих замерах.

В общем, как вы поняли, рыбалка в тех краях была. Если ещё добавить, что у другого конца деревни начинался второй пруд, славившийся своей рыбной ловлей, а в двух километрах, за каких-то полчаса преодолеваемых великолепной лесной тропой, окружённой вековыми замшелыми соснами, гибкой змеёй ползла река Истра, то рыбную тему можно здесь и закрыть. Рыбак нашёл бы там, чем заняться.

За грибы писать, наверное, просто не стоит: раньше их в наших краях было вдосталь: и сами без добычи из леса никогда не выходили, и приехавших на лесную охоту москвичей без грибов домой не отпускали. Всем хватало. Интересно, куда они сейчас все подевались? Я не о москвичах, от которых уже шагу некуда ступить стало, а о грибах, конечно. Впрочем, давайте пока оставим вопрос риторическим, попытавшись ответить на него чуть позже. В восьмидесятые же годы двадцатого столетия, о которых я сейчас пишу, грибы были! И с родными собирали, и с друзьями – очевидцев много. Иногда находилось такое бревно опят, что заполнив с него корзины, мы с батей снимали с себя рубахи, связывали концы, делая из них что-то вроде вещмешков, и набивали их доверху, чтобы не оставлять бревно, очищенным от грибов лишь на половину. А, какие чудесные болотца, богатые подберёзовиками и кучками кабаньего помёта разлеглись всего в километре от лесной опушки?!..

Кстати, великое счастье, что в этих болотцах мы встречали только кабаньи следы, а не их носителей. Нет, по телевизору или в зоопарке эти свинки не очень страшны. Не пугался я и когда видел их, стоя на номере на вышке с ружьём в руках, но вот однажды довелось мне попасть на офицерские сборы под Солнечногорском…

Сборы, как сборы – в другой раз, может, и расскажу, если кому интересно, но сейчас вспомнился единственный эпизод.

В 10 км от нашей части обнаружился стройотряд из моего родного Пищевого института, а нас в роте собралось аж 4 пищевика, поэтому мы пару раз рванули к птенцам родной альма-матер на танцы в вечерне-ночную самоволку всем отделением, которым я командовал… нет, нет, не отвлекаюсь – это совсем другая история…

Короче, четыре наших офицера-партизана приехали на сборы на собственных автомобилях. На них мы, собственно, и отправились в гости. Строго договорившись стартовать обратно ровно в 24-00, народ так и поступил. По какой причине, теперь уж и не вспомню, ваш покорный слуга и ещё один бедолага ко времени отъезда запоздали, поэтому весело потопали в часть пешком. Ночным лесом хотелось идти быстро, поэтому 10 км пути мы прошли буквально за пару часов. Тут бы и конец истории, но самое главное, из-за чего, собственно, я и пишу эту часть рассказа, случилось на следующий день, когда мы возвращались тем же путём в то же время уже на машине.

Водитель резко бьёт по тормозам. Мы, сначала обзывая его нехорошими словами, потираем ушибленные лбы, а затем, взглянув на дорогу, мгновенно забываем о наших шишках. В свете фар перед машиной стоит красавец кабан. Секач! Такие огромные изогнутые клыки раньше я видел только на старинных картинах с изображением охотничьих трофеев. Непропорционально широкая покрытая шерстью грудь напоминает львиную гриву. Когда свинка, щурясь в свете фар, пошла на нас, водила включил задний ход. То, что ей под силу перевернуть машину одним движением головы и вскрыть, как консервную банку, где консервами были мы сами, никто не сомневался. Удирая задним ходом, водитель стал слепить кабана фарами, меняя ближний и дальний свет. Наконец, тот сдался и, наигравшись, сошёл с дороги, освободив нам проезд. Сначала мы, прогоняя страх, нервно хихикали, но затем замолчали, испугавшись окончательно, когда вспомнили, что вчера именно этой дорогой шли пешком. Больше мы к нашим институтским стройотрядовцам не ездили. Ну, их со своими танцульками. Мы ж на воинских сборах здесь, а не для развлечения, собрались.

Если ещё вспомнить об огромных малинниках, с которых наполняла свои бидоны ягодами вся деревня, то станет окончательно понятно, что наше поместье располагалась в райском для дачника уголке…, но какую цену приходилось платить, чтобы пользоваться этими благами?!

Даже проводя на даче отпуск, я не мог позволить себе выделить исключительно под отдых хотя бы один день. Постоянно что-то строилось, перестраивалось или ремонтировалось. Все полтора десятка лет, что я владел этим поместьем, было одно и то же: пристроить баньку, отремонтировать забор, перестелить крышу, оббить комнаты вагонкой, поставить детские качели, переложить печь… снова забор покосился. Десятки, сотни, тысячи дел, которые нужно обязательно сделать.

Это я ещё не начал писать об огороде. Ладно, мамины цветочки, которыми она занималась сама, но вскопать землю, соорудить парники, собрать сорняки… лично для меня всегда было и остаётся каторгой.

Апогеем этого земледельческого насилия над личностью стала случившаяся во второй половине восьмидесятых Перестройка. Не знаю, как где, но у нас в деревне народ раздухарился и начал делить ближайшее к домам колхозное поле, на котором уже несколько лет, кроме ромашки, ничего не росло, на личные участки по 6 соток. Так как обозначены наши квадратики были только четырьмя колышками по углам, то все, не сговариваясь, решили засадить новые наделы исключительно картошкой, чтобы не вводить соседей в соблазн сорвать чужой огурец или помидорчик.

По настоятельному требованию родителей вышел на этот промысел и я. Даже честно вскопал квадратных метра два-три, с трудом выдёргивая из земли крепко вросшие кусты ромашки. Затем, сравнив результаты получаса тяжелого труда с площадью неосвоенной целины, я решил, что к вопросу нужно подходить творчески.

Какой-никакой колхоз при деревне всё-таки был. Раз есть колхоз, значит, в нём должен быть хотя бы один трактор. Раз есть трактор, то найдётся и тракторист, с которым можно договориться. В общем, пока соседи честно ломали спину на своих наделах в течение недели, тракторист дядя Вася вспахал мне наши шесть соток всего за 20 минут и две бутылки белой. За ту же цену он прошёлся своей бороной по проложенным ею же грядкам в тот момент, когда их нужно было пропалывать и окучивать. Когда же пришла пора собирать урожай, я честно помог родителям выкопать несколько мешков картошки для их стола и личного пользования, посоветовав на остальное «богатство» выпустить родню: пусть себе копают сами. Довольные родственники собрали урожай уже окончательно. Последним штрихом в этой истории был предоставленный мною родителям расчет, во сколько обошлась вся выращенная картошка. Получалось, что покупать её на рынке выходит несколько дешевле, не зарабатывая при этом радикулитов и грыжи в полях.

В общем, дорогие мои, когда в середине девяностых я эту дачу продал, то испытал настоящее облегчение, а никак не горечь утраты. Именно с этого момента мы с любимой начали нормально проводить отпуска в поездках по миру, а не в ремонтно-земельных дачных хлопотах, чего и вам всем желаем.

Сегодня наше Степановское превратилось в типичный подмосковный муравейник. Все поля, раньше окружавшие деревню и пруды, нынче застроены коттеджами. Ни рыбы в самих прудах, ни малины с грибами в окрестных лесах просто не осталось, и рассказы о них новые жильцы уже слушают, как некие легенды или байки. Иметь такой же домик только ради того, чтобы иметь?..

Я попробовал. В те же девяностые я такой же и построил. Скорее, как специалист, строил батя, но я, скажем так, участвовал в финансировании проекта. Да и строился этот дом не столько нам, сколько родителям, упорно стремившимся к земляным работам. Условия были несколько лучше предыдущих: уже в черте города, то есть в пяти минутах езды от квартиры, на тридцати сотках трёх этажный дом на 300 метров жилой площади. Красиво? Красиво, но зачем?

Случилась нужда, и, Божьим Промыслом, я его так же продал. Почему Божьим Промыслом? Да, очень просто. Сегодня родителям не по силам даже жить в подобном домище, не то, что ухаживать за таким участком. Я же, памятуя о заботах в предыдущем поместье, представляю себе, какие бы пожизненные хлопоты свалились на меня во владении, что в 20 раз больше, а оно мне надо?..

…Нет, это безобразие можно прервать только насильственным путём. Хоть пару слов о рецепте, несомненно, пора уже сказать. К чему я вообще о тех дачах писать начал? Вы не помните? Ах, да! Сегодня я расскажу о рецепте, опираясь на который приготовил вчера 22 банки, надеюсь, великолепного продукта, но сам рецепт ещё не выношен мною лично, хотя своя история у него, конечно же, есть, иначе бы я за него не взялся, да ещё в таких объёмах.

История незамысловатая. В одной из Красногорских деревенек, что расположилась на берегу Москва-реки, в собственном доме с видом на Одинцовский район Москвы живёт семья наших друзей, у которых мы очень любим бывать в гостях не столько из-за чудесного расположения самого дома, который они, как и все, постоянно перестраивают, сколько за всегдашнее радушное хлебосольное гостеприимство. Как минимум, баночка того самого лечо, рецептом которого я сегодня хочу поделиться, для моей любимой выставляется на стол всегда…

…Ох, сколько сил положила госпожа Батурина, чтобы оттяпать землю той деревеньки под строительство многоэтажек. Чуть-чуть товарищ Лужков (его называть господином язык не поворачивается, простите великодушно) не успел, чтобы присоединить этот кусок к Москве, а там уж распорядиться по своему усмотрению, но, слава Богу, обошлось.

Так вот, старшая хозяйка этого чудесного гостеприимного дома Татьяна Владимировна секрет сегодняшнего блюда записала нам самым подробным образом, а я вместе с любимой, закатав по нему, как уже писал выше, за два дня 22 баночки деликатеса, отдаю его на ваш суд, дорогие мои.

Если совсем честно, то не я вместе с любимой трудился на ниве этой заготовки, а любимая вместе со мной. В роли шеф повара именно она в этот раз дирижировала исполнением новой симфонии, а я лишь взял на себя партии нескольких инструментов, благо они должны были солировать, а не звучать единым оркестровым аккордом. Доверив мне очистку и нарезание перца, мытьё постоянно высвобождающейся посуды и разливание по банкам уже готового маринада с окончательным закручиванием крышек, всё остальное любимое взяла на себя! В общем, друзья, надеюсь, вы уже поняли, к чему я клоню?.. если, как в другой раз заглянете к нам на огонёк, на столе среди прочих лакомств обязательно окажется и баночка домашнего лечо, то… все претензии не ко мне – я только на подхвате был. Впрочем, если от приготовленного Татьяной Владимировной по этому же рецепту блюда нас за уши не оттащить, то почему сейчас должно получиться хуже? Приходите, дорогие мои, на вас и проверим, а пока возвращаюсь к своему перфекционистскому языку цифр, чтобы, не дай Бог, чего не перепутать.

Для начала покупаем 5,5 – 6 кг сладкого болгарского перца. В итоге нужно получить ровно 5 кг перца очищенного. Как рассчитать точно, сколько нужно исходного продукта, не ведаю. Разве что могу поделиться соображением: чем более толстостенный перец, тем меньше в нём (в процентном отношении) семян. Да и вообще, толстый перец более сочен, и потому много приятнее на вкус, следовательно, отправляю вас к рецепту перца маринованного, где я описывал, как выбирать исходный продукт, уже называющийся перцем сладким, но толщиной стенок ещё сильно напоминающий гогошары. Перец моем или в раковине под струёй воды, или в холодной воде, наполнившей ванну – варианты на ваше усмотрение. Затем разбираем на три-четыре широких лепестка, разрезая плод по уготованным ему Всевышним бороздкам, тщательно удаляя семена.

Покончив с перцем, приступаем к помидорам. Моем 5 кг, по возможности, сочных ягод…

…Ягод, ягод, уверяю вас. Да, хоть в словаре посмотрите или каком другом справочнике. Я, как узнал, то поначалу сам не поверил, а теперь уже привык к тому, что если вообще-то томат – это растение семейства паслёновых, то по сути помидор – это ягода, выросшая из многолетней травы, возделывавшейся, как овощная культура. Лихо? Мне тоже понравилось.

Круче всех с нашей ягодой обошлись, понятное дело, так любимые мной американские товарищи. Не много, не мало, а Верховный суд США единогласно признал, что при взымании таможенных сборов помидоры следует считать овощами, хотя и отметил, что с ботанической точки зрения томаты – это фрукты. Что взять с ребят, которые заточены на единственное чувство: патриотизм? Нет, наверное, и я бы жил с единственной идеей в голове, если бы, как в любой американской школе, каждый мой учебный день начинался с произносимой мной присяги американскому флагу, а любое собрание в количестве больше трёх человек (от съезда парламента до дворовой игры в бейсбол) – с пения гимна страны. Здесь уже по барабану, фрукт овощем назвать, или страну какую разбомбить в пыль – лишь бы всё на благо Америки. Пусть им, это  меня опять куда-то в сторону понесло, простите великодушно.

Евросоюз периодически старается наглядно демонстрировать, что не пляшет под американскую дудку. Нет, там, где вопросы связаны, к примеру, с делами НАТО, конечно же, им не отвертеться: приходится воевать за великую американскую идею, но, где проблемы не такие масштабные, там Евросоюз твёрд. Вот и относительно нашей истории – в 2001 году Евросоюзом было принято твёрдое и однозначное решение, что помидоры не овощи, а фрукты! Нате вам, американский Верховный суд, выкусите! Не верите? Не стану переписывать с Википедии ссылки на официальные документы, изданные на английском языке, но они там есть – сами загляните.

В России, слава Богу, никаких официальных документов о классификации томатов не принимали, как в Америке и Евросоюзе (нам бы их заботы), а просто в литературе привычно называют помидоры овощами. При этом самые продвинутые ботаники, как теперь и я, знают, что эти овощи, по сути, являются ягодами, что, надеюсь, после столь длительного трёпа на эту пустую тему, запомнит и каждый из вас, дорогой мой читатель, взваливший на себя труд терпеть мою ахинею, в надежде найти в ней хоть какое-то рациональное зерно.

Итогового продукта должно получиться 4 кг, поэтому предложенные мной 5 кг заготовки, как и в случае с перцем, относительны. Чем крупнее будут сами помидоры, и чем мельче окажутся твёрдые места соединения плода с цветочной кистью, которые мы станем удалять, тем меньше в итоге окажется общая масса отходов и, соответственно, больше получится на выходе полезного продукта.

Опускаем помидоры в кипящую чуть подсоленную воду буквально на 1 минуту, затем перекладываем их в дуршлаг и ошпариваем новую партию. С уже обработанных плодов начинаем снимать шкурки и удалять пупок. А как ещё называется то место, которым помидор до выхода в свет был соединён с родительским кустом? В итоге получаем 4 кг очищенных помидор. Повторю: чем крупнее плод, тем меньше образуется отходов.

Очищенные помидоры небольшими партиями измельчаем в блендере в томатную пасту.

Кто-то, конечно, посоветует купить томатную пасту готовой, но, дорогие мои, вы знаете, из чего она сделана? Лично я не знаю, поэтому предпочитаю изготавливать её сам.

Томатная паста собирается в кастрюле, объёмом не меньше 9-ти литров, как у нас в этот раз. Соседка вчера похвастала, что имеет на подобный случай кастрюлю на 20 литров! Мне кажется, что когда-то у мамы было нечто подобное, и она в ней кипятила бельё, но для приготовления лечо такая ёмкость, безусловно, подошла бы, сократив процесс варки перца вдвое.

Начинаем заполнять нашу кастрюлю! В уже заготовленные 4 кг томатной пасты выдавливаем, предварительно разобранные на зубчики, 4 головки молодого чеснока. Надеюсь, давилка или выжималка (как правильно?) чеснока есть в каждом доме? Вновь напомню, как и в предыдущих рецептах: сейчас сезон, поэтому постарайтесь избежать покупки чеснока китайского. Только наш! Лучше всего от бабушки, о которой вы точно знаете, что этот чеснок она вырастила сама на личной грядке.

Добавляем в кастрюлю 1 столовую ложку оливкового масла. Нет, здесь не опечатка – именно 1 столовую ложку. Я сам, просмотрев несколько рецептов в Интернете, предлагающих на наше количество сладкого перца и помидор использовать в среднем 1 стакан растительного масла, бросился за уточнениями к автору рецепта – ещё раз нет, только одну ложку. Не могу ни спорить, ни возражать, потому что ел то, что должно получиться у нас, и знаю, как это вкусно, поэтому выливаю в кастрюлю ровно 1 рекомендованную ложку оливкового масла.

Доводим всё, что в кастрюле, до кипения. Как только закипело, начинаем священнодействовать, доводя наш маринад до совершенства. Отмеряем в кипящую с маслом и чесноком томатную пасту:

- 1 стакан сахарного песка,

- 2 столовые ложки (с горкой) соли,

- 15 горошин душистого перца,

- горсть (30-40 штук) чёрного перца горошка,

- 0,5 чайной ложки молотого чёрного перца (буквально 3-4 оборота мельнички),

- 5-7 зёрен гвоздики,

- 0,5 кофейной (или на кончике чайной) ложки корицы,

- 1 стакан 9%-го столового уксуса,

Сахар, уксус и остальные ингредиенты слегка остужают наш маринад, но мы вновь доводим его до кипения. Создающийся букет нового продукта можно и нужно попробовать, что-то добавляя: чуть подсолить, или подсластить, или, наоборот, добавить горечи молотого перца – вкус меняется при разных сортах помидоров. Последним аккордом высыпаем в кастрюлю половину (2,5 кг) нашего нарезанного перца. Больше в наши 9 литров просто не поместится.

Вот здесь, как раз, снова позавидую владельцам двухвёдерных ёмкостей, которые могут всё приготовить за один приём.

Варим, точнее, держим кастрюлю над средним огнём ровно 25 минут от момента закладки перца. Желательно избегать бурного кипения – в крайнем случае, лёгкое побулькивание, поэтому в какой-то момент огонь можно сделать ещё тише, тогда перец в лечо не станет слишком варёным, а останется сочным. Периодически мешаем, доставая нижние листики перца наверх, тем самым опуская верхние вниз.

Не забываем в соседней кастрюле стерилизовать банки, которые станут местом будущего пристанища нашего деликатеса. Мне почему-то кажется, что ёмкости от 700 грамм до 1 литра будут оптимальны.

Первая порция готова. Аккуратно раскладываем в стерилизованные банки листья сладкого перца горячими, вынимая их прямо из кипящего маринада обыкновенной пластиковой ложкой на длинной ручке или пластмассовыми щипцами, о которых я уже где-то писал, поэтому не стану повторяться. Заполняем ёмкости целиком, но не утрамбовываем наши лепестки, как мы делали, когда заготавливали маринованный сладкий перец. Когда придёт время разливать маринад, перец осядет, освободив четверть, а то и целую треть банки, но это не страшно. Наоборот, больше места останется для самого маринада, являющегося в лечо полноценной вкусной составляющей наравне с перцем.

Накрываем банки стерилизованными же крышками, пока плотно не закручивая их, и высыпаем в кастрюлю вторые 2,5 кг заготовок. Вновь варим ровно 25 минут на тихом огне. Вторая порция перца раскладывается в стерилизованные банки точно так же, как и первая.

Наступил тот момент, когда можно ещё раз попробовать маринад и что-то в нём подправить. Обычно в этом нет никакой необходимости, но вкусы у всех людей разные, поэтому попробуйте и творите на свой лад…

Всё. Разливаем маринад по банкам под завязку, как говорится, с горкой. Опытным путём в этот раз я вычислил к предложенному рецепту ещё одно действо. Берём вилку обыкновенную, поворачиваем её зубчиками к стеклу, опускаем до самого дна и наклоняем верхнюю часть к середине банки. Видите, как забулькал воздух, выбираясь из-под широких лепестков перца (помните, что мы делили каждый плод всего на 3-4 части?), где он до этого момента притаился? Повторяем движение, переступая вилкой вдоль всей окружности банки. В освободившееся от воздуха место легко помещается ещё 50, а то и 100 грамм маринада.

Закрываем банку только что вынутой из кипятка крышкой, крепко закручиваем, переворачиваем и оставляем до утра остывать в этом положении. Если, не дай Бог, мы неплотно закрыли, то лужица возле банки с утра расскажет об этой беде, и мы употребим сам продукт в дело, не оставляя ему возможности забродить и взорвать свою тару зимой, когда мы так на него рассчитываем.

Кто-то советует на время остывания укутать банки одеялом, но мы не пользуемся этой рекомендацией, считая, что 25 минут варки и закрытие нашего деликатеса горячим, и так дают гарантию его полной сохранности.

Как обычно, полюбовавшись на первый десяток банок сегодняшней заготовки, мы с любимой решаем повторить весь процесс ещё раз, чтобы удвоить количество конечного продукта.

Итак, повторяем всё сначала, единственно заменив красный сладкий перец на его разноцветных собратьев, чтобы потом по цвету определить, из партии с каким маринадом наше лечо? Первый был чуть слаще, кажется, из-за иного сорта помидор, вот и сравним.

Пока готовится новый замес будущего деликатеса, наверное, можно снова вернуться к рассказу о том, что нет у меня дачи сегодня, чему я несказанно и совершенно искренне рад. Не вижу я плюсов в подобном владении. Разве что подвал для размещения наших маринадов и солений, но только из-за него терпеть остальное бремя? Да, ни за что! Я и дома умею банки на зиму расставить.

Вот только непонятно, почему мои дачевладельные друзья и родственники обижаются, когда я, выслушав их очередной душещипательный рассказ о том, как умучились они в эти выходные на родной фазенде, сделав то-то и то-то, напоминаю о своей радости от того, что дачи не имею, и принципиально иметь не хочу. Даже отказавшиеся от огородничества в пользу газонов более чем разумные люди, каждый сезон имеют целую программу того, что обязательно нужно переделать за лето, тратят на её выполнение всё своё свободное время, имея в награду за труды, в лучшем случае, ежемесячный шашлычок с друзьями на территории своих владений. Вкалывают, батрачат, горбатятся (велик и могуч русский язык)…, но отказаться от этого сомнительного удовольствия никак не хотят. Не понимаю!

Кстати, шашлычок я уже много лет как приспособился жарить прямо во дворе нашей пятиэтажки. И складной стол со стульями на этот случай дома имеются, и копеечные мангалы сегодня, слава Богу, в сезон в любом магазине продаются. Может, ещё какая причина для того чтобы иметь дачу есть, не ведаю. Я обхожусь без неё совершенно спокойно, чем, собственно, очень доволен.

К чему я об этом сегодня вообще писать начал? Не знаю. Возможно, дебаты на эту тему с моим близким другом Димкой Добровинским, а, скорее, моя постоянная тяга к пустословию, под которое, как под лёгкую музыку, готовить всегда приятнее. Не ругайте меня слишком сильно за эту привычку, пожалуйста, а самого строго читателя отправляю к обычной ссылке, завершающей каждое моё эссе на заданную кулинарную тему – «Приятного аппетита!», пройдя по которой, вы найдёте краткое изложение самого рецепта.

Сегодняшняя заготовка закончена, и 22 банки лечо перед вами, дорогие мои. Приходите на дегустацию, будем искренне рады. А не получится прийти, так попробуйте приготовить сегодняшний деликатес сами. Пусть и не в таких объёмах, но попробуйте обязательно. Нам с любимой очень это лечо от Татьяны Владимировны нравится.

Приятного аппетита!

This entry was posted in Мои рецепты. Bookmark the permalink.

3 Responses to Лечо от тёти Тани

  1. Ольга says:

    Очень хороший рецепт, спасибо! А чесночок куплен у бабушки, которая вырастила у себя на огороде.

    • Anonymous says:

      Дмитрий вы молодец,спасибо большое за советы и рецепты-очень понравились и уже вчера приготовила лечо!

  2. Milana says:

    Обязательно попробую рецептик Даже ждала, когода Тетя Таня выставит свое лечо.

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>