День первый – приезд в Прагу

Прилетаем в Чехию… Чемоданы потянули без 300 грамм 40 килограмм, что радует – вписались в норму… Забегая вперёд, сразу выражу недоумение – почему ж обратно тащили ровно в полтора раза больше? Откуда?! Ладно, я поправился за эти две недели от пива, но вещи?! Впрочем, отвлёкся.

Встретивший гид Женя говорит, что будет сопровождать нас по Германии и Австрии, оставив Прагу супруге Елене и Чехию в целом коллеге Петру… Снова отступлю, назвав супругу Петра Юлию и завершив этим именем основной состав пражского агентства, взявшегося организовать наш отдых.

Отдельное спасибо моему другу Шуре Ермилову и его туристической фирме «Каравелла», нашедшей для нас этих ребят…

Для начала в гостиницу сбросить чемоданы.

Отель Вальштейн (здесь и далее пишу все названия, как слышу) – маленькая, на 14 номеров гостиница, расположившаяся в Малой Стране Праги, сразу удивила общей стеной с Сенатом Чехии. Да, да – «Белый дом» Чехии прилепился к маленькому зданию пятнадцатого века нашего отеля, как  тот рояль к заднице лягушонка из анекдота…, но общего вида не испортил.

Народных избранников «охраняют» два полисмена. Охраняют в кавычках, потому что основная их обязанность – это добродушно объяснять туристам, как пройти…, к примеру, в ближайшую пивную, как было в нашем случае. Они улыбаются, объясняют, указывая рукой и ничуть не обращая внимания на тех, кто проходит во внутренний двор Сената, растекающийся в роскошный парк с гуляющими по тропинкам павлинами. В общем, не государственное учреждение, а проходной двор… в прямом смысле.

Затащив наши сорок кило в номер и получив положенные пару баксов, служащий отеля огорошивает: «А если Вам не нравятся раздельные кровати, – он подходит к двери в левом углу комнаты, отпирает её ключом, толкает… – то можете спать в общей». За дверью открывается вид на огромную кровать, занимающую половину ещё одной комнаты, спустившейся на три ступеньки ниже первой. Сьюта мы не заказывали, значит, эти две большие, накрытые готическими потолками, заставленные огромными шкафами со скрипящими ящиками и запирающимися дверцами, украшенные картинами и иконами, комнаты – это простой номер нашей недорогой семейной гостиницы. Позже, погуляв по этажам, мы поняли, что в отеле только сьюты, каждый с именем собственным. Рекомендую!

Дверь нашего номера украшает табличка, в переводе звучащая «Юрий с Подебрад», как позже выяснилось – один из чешских королей того самого пятнадцатого века, когда гостиница была построена. Несмотря на заявленные 4 звезды сейф и мини-бар присутствуют.

Вот курить любимой в номере не разрешили… хотя за дверью стоит скамейка с пепельницей на ножке, а во внутреннем дворике выставлены столы с пепельницами же, окружённые скамьями, просто призывающими: «Да, обкуритесь вы все!..». А и правильно. В пятнадцатом веке в комнатах не курили, значит, и в двадцать первом воздержимся.

Увитые плющом стены, замшелая черепица крыши, для чего-то повешенный над входом колокол, низкие потолки старинных подвалов, куда мы спускаемся завтракать…, создают непередаваемый уют давно обжитого места.

Чучело вороны, традиционно подвешенное на дерево над крышей для отпугивания птиц, становится жирной точкой в доказательстве аутентичности средневековой гостиницы. Если Бог даст нам когда-нибудь снова посетить красавицу Прагу, думаю, мы обязательно постараемся вновь остановиться именно здесь.

Быстро сбросив чемоданы, помыв руки (путешественники поймут, о чём я) и уложив наличность в сумку видеокамеры (оправдываю недоверие сейфам предыдущим путешествием), возвращаемся к Жене, пообещавшим нас таки покормить.

Уже не помню, на каком углу он прихватывает свою супругу, потому что в голове и желудке стучит рефрен из какого-то очередного лукьяненкоского «Дозора»: «печёно вепрево колено». Но, добравшись до неприметной двери, известной только местным гурманам, я именно колено и не беру! Уж очень аппетитно Евгений рекомендует свиные рёбрышки, запечённые на меду… с хрустящей корочкой…, но очень мягкие… и притом мясистые… и о-о-оче-е-ень вку-у-у-у-усные-е-е…

Чтоб я запомнил название того местечка. Но Вы спросите у Жени – он знает, потому что иногда сам там кушает. А, уж если очень надо – пишите мне, я сам у ребят уточню… Ну, очень вкусно.

Для любителей пива сообщу, что именно с этой обжорочки я и открываю список названий моего любимого напитка, который постараюсь во время рассказа воспроизвести весь. Каждый сорт обычно подаётся в трёх видах: просто светлое, нефильтрованное и тёмное. Дегустировали все, поэтому, не упоминая плотностей, буду обозначать только сорта. Пиво Свияны сразу легло на душу тем, что стало первым после тридцати одного года, отделившего мою первую поездку в это пивное царство. Хорошо!

Да, да. В 1979 году мне повезло попасть в студенческий отряд, который отправили на практику не много, не мало, а в Чехословакию. Конечно же, чтобы это событие состоялось, мне пришлось в институте выполнять несколько комсомольских нагрузок и пройти пять собеседований в различных райкомах и горкомах комсомола и партии. После этого просева из сорока пяти человек заветную путёвку получили пятнадцать, примерно пополам разделённых на мальчиков и девочек. Мужская семёрка подобралась из людей ответственных, поэтому пиво мы пили и за себя, и за тридцатку проигравших наш естественный (для тех лет) отбор. О той поездке, конечно же, нужно писать отдельно. Одно скажу – в результате этой студенческой практики я несколько месяцев не мог прикасаться к тому напитку, который в СССР называли пивом, хотя до этого любил его безраздельно, как, впрочем, из-за отсутствия альтернативы полюбил со временем снова.

Само собой, что одними рёбрышками наш обед не ограничивается. Все вместе начинаем с чудесного супчика из шампиньонов, настоятельно рекомендованного Леной. Кто-то всё-таки берёт знаменитое печёно вепрево колено, и мы пробуем друг у друга. Чешские сыры и зельцы с маринованным лучком изумительно оттеняют вкус пива. Мясо по-татарски, от которого когда-то мы воротили нос в Париже, тут проходит на ура.

Здесь пора сделать первое отступление на, обозначенный несколькими друзьями, местный негатив. Их всего два. Первый: нельзя менять деньги во всех обменниках. По нормальному курсу меняют всего в нескольких местах, которые знают гиды. В остальных можно напороться процентов на двадцать-тридцать недодачи. В общем, не меняйте сами, а спросите у тех, кто вас встречает. Во всяком случае, мы именно так и поступаем, махнув энную сумму на туземные тугрики.

Кстати, скажу любителям кредитных карт, уговоривших меня, наконец, обзавестись оной, что налик пока ещё пользуется спросом везде. Как минимум, в половине харчевен и лавок кредитки просто не принимаются. И это не только в Чехии, но и в следующих за ней Германии и Австрии, которые мы посетили в эту поездку.

Второй неприятный момент – стремление местных официантов обсчитать туриста, на что я в первое же самостоятельное посещение кабачка и напоролся, хотя Женя честно и сразу нас об этом предупредил. Впрочем, об этом можно и после. Своих эти ребята, само собой, не обсчитывают, потому что те знают цены на еду, которые практически везде одинаковы и на удивление низкие. Наш первый очень плотный обед с энным количеством выпитого пива, обошёлся в одну тысячу сто пятьдесят рублей на четверых или чуть больше семи евро на нос.

Что дальше? – экскурсия. Небольшая, ознакомительная… Просто отъезжаем на какую-то обзорную площадку по Малой Стране, находящуюся в паре километров выше нашей гостиницы по Влтаве. Женя много и интересно рассказывает…

Ох, боюсь, что рассказывая о местах и датах, начну таскать чёрствые сухари фактов из вещмешка гидовских знаний, которыми обычно кормят туристов. Одна надежда на склероз, которым наградил меня Господь, что позволит размочить лубяную историю вспененной пивной фантазией… но это завтра, когда начнётся основной пробег, а пока…

Женя (что значит профессионал!) понимает, что мы таки с дороги и покушамши; точно рассчитывает, на сколько времени у   нас ещё хватит сил; чертит маршрут на карте (благо он пролегает по берегу реки) и удаляется, пожелав самого… ну, как положено.

Парк вдоль Влтавы обсыпается каштанами, дышит перенасыщенным кислородом воздухом и просто просит меня постоять за чудесным непроницаемо-кудрявым кустиком, готовым принять любые пивные излишества на себя. Река манит лебедями, пароходами и чудесным видом старой Праги, открывающимся на другом берегу. Мы гуляем, отзываясь на все призывы. Очень красиво. Очень…

Точно пройдя по схеме, входим в  чудесный парк, встречающий нас обычными и альбиносными павлинами. Вы ещё не догадались? Да, да – теми самыми павлинами, которые бегают по окружающей Сенат огромной, расчерченной аллеями с вкраплениями фонтанов, территории. Мы уже практически дома.

Что о парке? Павлины, огромный пруд, фонтаны, оранжерея с коллекцией орхидей и других растительных диковин, лабиринты подстриженных кустов.

Странные десятиметровые стены оплывшие псевдосталактитами, ограждающие вольеры огромных сов…

И всё это заканчивается калиткой, ведущей к нашему отелю… дому… да, уже дому, готовому приютить нас на ближайшую неделю.

Ну, что ж? – Домой.

Разложив вещи и отдохнув, мы сегодня ещё отправимся осмотреть окрестности и поужинать, но камеру с собой не возьмём, поэтому и подробности этого вечера я сейчас описывать не буду. Слава Богу, наше путешествие только начинается, а значит, по тем же окрестностям мы ещё успеем вместе с вами прогуляться не раз. Да и делать первую главу слишком большой не совсем разумно, поэтому оставляем её лёгким аперитивом к основным полновесным блюдам, которые я собираюсь предложить вам в следующие дни. Отдыхайте, дорогие мои, до завтра.

А завтра…

…Завтра и начну вспоминать.

This entry was posted in  . Bookmark the permalink.

Comments are closed.