Ребята, будем жить!

Забрав в оплату за появившуюся в ногах лёгкость двадцать один с половиной килограмм моего весьма погрузневшего с годами тела, на сдачу осень вернула мне молодые привычки к чтению и графоманству, неспешным беседам с друзьями и нежно-тревожному ожиданию встречи с любимой уже в момент расставания…

Впрочем, по порядку…

Впервые за руль автомобиля я сел летом далёкого одна тысяча девятьсот восьмидесятого года во время экспедиции в чудесный прибалтийский городок Лиепая. Администратор картины, мой друг и собутыльник в это лето Андрюша Чернышов, раздобыв где-то не очень раздолбанный Москвич, вознамерился обучить меня искусству вождения прямо на пляже, где в этот день проводились съёмки. Отогнав в предсъёмочный перекур машину на пару километров от группы, он усадил меня за руль и начал отдавать распоряжения: «Выжимай сцепление… вот эта педаль, бестолочь… ключ зажигания… первая передача… давай я сам… Так, медленно отпускаешь сцепление, одновременно выжимая газ… Ты от рождения дебил или только сейчас тупить начал?!»… Под чутким руководством Андрея машина начала медленно разгоняться по довольно плотному песку, окроплённому утренним прибоем. Вторая скорость, третья…

Четвёртую мы включили совместными усилиями за пару сотен метров до съёмочной площадки. Учитель доволен!

- Теперь тормози, – устало произносит он.

- А как? – Крепко вцепившись в руль двумя руками, вопрошаю я…

…В последнюю секунду на, наконец, нашедшуюся педаль тормоза давили одновременно моя нога и Андрюшина рука. Машина пошла юзом, зачерпывая колёсами, очумевшими от движения боком, прибрежный песок и забрасывая его возбуждающей сёрфингиста накрывающей волной на расставленную впереди киношную аппаратуру и курящую туссовку.

Остановились мы в паре метров от ничего не подозревающего народа. Одни с улыбкой аплодировали, другие, ворча, отряхивались от песка. Все были безмятежны… до того момента, пока не узнали, что это моя первая поездка за рулём…

 Описывать дальнейшие изъявления чувств в наш адрес не позволяет самоцензура и моя природная застенчивость. Почему-то запомнились только растянувшиеся эспандером в спортивных руках мгновения торможения, за которые я успел не только рассмотреть в деталях летящие на меня фигуры и лица, но и, как показалось, правильно пересчитать седые мелкие барашки, рассыпавшиеся на поверхности просыпающегося в этот ранний час Балтийского моря.

Моя пятьдесят третья осень началась с удара по тормозам  уже лет в пятьдесят перешедшей на четвёртую скорость жизни, расцветив её новыми красками.

Оказывается, дождь с ветром освежают, а жара при любой температуре воздуха замечательно греет. По скользкому тротуару здорово кататься, а промокшие ноги – предвестник блаженства от тёплых сухих носков и горячего чая… Любая самая строгая диета несёт в своём шлейфе столько позитива, что не могу понять, почему я раньше до этого не додумался.

Четыре раза в день, ощущая себя родственником кадавра Амвросия Амбруазовича Выбегалло, я с превеликим удовольствием предаюсь греху чревоугодия, неизменно заканчивающемуся предсказанным классиками пароксизмом довольства, растягивающимся иногда на целую вечность… минут в пятнадцать… Правда, остальное время суток, включая сон, безумно хочется жрать!..

…Но где-то совсем рядом, через какую-нибудь пару часов бодрствования или быстро пробегающий сон, уже ждёт полюбившаяся овсяная каша с изюмом и курагой или исходящая неимоверно аппетитным паром пиала бульона с курочкой.

Кефир, наконец! Обострившееся чувство голода превратило этот молочный напиток в настоящий деликатес. Особенно, если он сделан ещё не успевшими до конца испортить продукты питания белорусами…

Возьмём бутылку со сроком годности в пять-семь дней, встряхнём для увеличения объёма кефирной пеной, нальём в широкую полулитровую кружку и станем есть десертной ложкой, удерживая руку от торопливости. Чайная ложка слишком мала, а столовая чересчур быстро вычёрпывает содержимое, поэтому десертная в самый раз. Перевалив через половину процесса, ощутим подступающее чувство сытости, включающее тот самый пароксизм довольства, но не прервёмся ни на мгновение, а продолжим, получая удовольствие уже не от удовлетворения чувства голода, а от самого процесса еды… Хорошо!

Забрав в оплату за появившуюся в ногах лёгкость двадцать один с половиной килограмм моего весьма погрузневшего с годами тела, на сдачу осень вернула мне молодые привычки к чтению и графоманству, неспешным беседам с друзьями и нежно-тревожному ожиданию встречи с любимой уже в момент расставания.

Второе рождение начало движение по моему личному календарю, как и положено, вновь с первой скорости, развернув смазанную за окном картинку в ожившее трёхмерное пространство. Кто передвинул ручку на моей коробке передач в этот раз, я могу только догадываться, но сделал Он это, как мне кажется, очень своевременно.

Я готов возвращать всё новые и новые качества моей молодости, расплачиваясь с временами года наслоившимися с возрастом килограммами. Конечно, наступит момент, когда излишки закончатся и появится острое желание переключить скорость на следующую…, но накопившийся опыт, надеюсь, поможет притормаживать на поворотах, стараясь не пропустить ни одного кадра проносящегося за окном чудесного фильма, задуманного и снятого Великим Режиссёром.

Ребята, будем жить!

This entry was posted in Зарисовки. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>