День второй – Прага

День второй полностью посвящаем достопримечательностям Праги. Конечно же, за день всего не обойти, но что успеем…

С датами постараюсь не рассказывать, если получится: во-первых, полно путеводителей, где всё давно изложено, а во-вторых, мой любимый склероз такого наподскажет, что любители истории потом долго будут качать головой.

Потакая моей природной лени, Лена начинает традиционный маршрут с конца, чтобы идти было всё время под горку. Отправной точкой служит памятник Тихо Браге и его ученику Иоганну Кеплеру. Из всего рассказа об астрономии в голове западает тот факт, что бедняга Кеплер умер от разрыва мочевого пузыря, не посмев встать из-за обеденного стола раньше короля. Как говорится: «О времена, о нравы!».

Спускаемся к Страговскому монастырю. В глаза сразу бросается венчающая костёл Вознесения Девы Марии пирамидка с глазом, которую когда-то Рерих умудрился прилепить к однодолларовой купюре. Кругом масоны! Ну да, монастырь ордена премонстрантов. Ох, уж мне эти ордена…

Страговский монастырь был построен в 1140 году, но в первозданном деревянном виде до нас, к сожалению, не дожил. В середине тринадцатого века один из монахов настолько сладко заснул у горящей свечи, что не заметил, как подпалил ею всё вокруг. Здание сгорело дотла. В последующие века монастырь неоднократно разрушался и отстраивался, вновь горел в середине пятнадцатого века и строился снова, окончательно остановившись на сегодняшнем своём виде только к концу века  семнадцатого. Казалось бы, злоключения часто меняющего свой облик монастыря закончились, ан, нет. В конце века восемнадцатого «прогрессивный» император Иосиф II приказывает закрыть все монастыри, не приносящие пользу населению, а значит, и государству. Но монахов – премонстрантов так просто не возьмёшь! Они тут же открывают для широкой публики доступ в монастырскую библиотеку. Тогдашний аббат Вацлав Майер быстро догадывается переоборудовать один из амбаров под книги…, которые сразу потекли сюда не только из своих запасников, но и отовсюду – из повсеместно закрывающихся монастырей. Аббатство снова не просто выжило, но и выиграло. Знай наших! Кстати, о наших. Залезаю в статистику, чтобы порадовать вас цифрами. По последней переписи, что я нашёл, в 2006 году в ордене премонстрантов состоит 1294 человека, из которых 952 – священники. Могучая кучка, которой сегодня принадлежит 81 монастырь, что уже, согласитесь, неплохо. Умеют ребята свои дела обделывать. Молодцы!

За зданием монастыря открывается чудеснейший вид на Малую Страну, кроме всего прочего замечательную тем, что именно там мы поселились. Всё это – центр Праги, чудесного старинного города, в котором хотя бы однажды должен побывать каждый. Мир сказок, до которого, вдруг, появляется возможность дотронуться рукой. Не упустите её.

Гуляем, наслаждаясь стариной. Лена дома восемнадцатого-девятнадцатого веков небрежно называет новоделами, наверное, потому что некоторые из них стали госучреждениями, оставив остальным участь музеев, а скорее из-за того что то тут, то там, глаз натыкается на здание с датой лет на пятьсот старше.

Оставляя за спиной два одинаковых купола Страговского монастыря, доходим до Черненского дворца, ныне ставшего каким-то министерством… Ладно, лезу в справочник, раз уж взялся писать… – министерством иностранных дел. Или не иностранных? Да, даже если не иностранных, всё равно неплохо ребята устроились – во дворцах работают. А почему, собственно, и нет, если тут этих дворцов, как… карпов в личном пруду какого-нибудь нашего министра.

Пишу, о чём знаю. Когда я служил в армии, пришлось полгода на даче тогдашнего министра обороны Соколова поработать. Вот это дачка, я вам доложу! Три километра по периметру. Цифра точная, потому что мои бойцы на забор колючую проволоку вешали. Грибов, ландышей, малины по сезону, как в нетронутой тайге. Они там растут дурнинушкой, потому что десятилетиями никто не собирает. Свои хозяйства с коровами, козами, кроликам, птицей разной. Понятное дело, свежее питание полезней магазинного. Именно там я впервые и увидел, как карп на голый крючок берёт. Как солнышко пригревало, пруд покрывался серебром, аж глаза слезились. Ну, и нам удалось пару раз по вечерней зорьке с удочкой подобраться. Так что, как в другой раз услышите о мифической кремлёвской таблетке, не верьте. Свежий воздух и хорошее питание увеличивают длительность жизни наших руководителей лет на двадцать больше средней статистики. Медицина сверх этого только несколько годиков накидывает. А если от кого узнаете, что наши правители в советское время за идею работали, то задумайтесь, о какой идее речь. Если достичь коммунизма  в своих отдельно взятых семьях, то это звучит правдиво. Если что-то такое «о народе они радели» – делите те рассказы на шестнадцать.

Напротив Черненского дворца Пражская Лоретта – построенный в семнадцатом веке комплекс сооружений, который содержат монахи – капуцины, расположившиеся в своём монастыре напротив. Тут и костёл Девы Марии, и капелла католической святой Старосты. Каждый час двадцать семь колоколов исполняют гимн Деве Марии «Тысячекратно славим Тебя».

Святая Староста – дочь португальского короля, просившая Бога избавить её от брака с нелюбимым человеком. Господь отозвался на её молитвы, и у девицы за одну ночь выросла борода. Избавившись от брака, она навлекла гнев родителя, который, недолго думая, её распял.

Костёл достоин своей фотогалереи:

Склероз подбрасывает историю об одной из главных достопримечательностей монастыря – серебряной позолоченной дароносице, называемой Пражским солнцем, украшенной 6222 бриллиантами. Такой кучей бриллиантов до этого было обвешано платье, которое подарил то ли графине, то ли герцогине, разменявшей седьмой десяток и каким-то боком связанной с Лореттой, её пылкий двадцатипятилетний поклонник. Парень был из малоизвестного незначительного рода. Откуда он столько брюлликов надыбал в столь молодые годы, я так и не понял, но легенды, как вы понимаете, не врут, поэтому проглотим и эту. О привлекательности графини, покорившей сердце юноши в таком почтенном возрасте, предоставляю судить вам самим. Недаром же я разыскал её портрет в длинной веренице семейного альбома, развешенного вдоль коридора по периметру всего комплекса. Простим художнику лесть и убавленные годы. В общем, вот она.

Понимаю ваше желание взглянуть и на само Пражское солнце с его тысячами бриллиантов. Без проблем. Добавлю только, что высота этого чуда около 90 см, и вес 12 килограмм. Стоящее рядом моё солнце много лучше, но это уже дело вкуса.

Само собой, что в сокровищнице не одно бриллиантовое солнышко, но и множество иных экспонатов. Конечно же, все выставить тут не получится, но на некоторые, чтобы получить представление, думаю, взглянуть стоит:

Самым большим сокровищем Лоретты считается Святая хижина, украшенная великолепными барельефами, по легенде принадлежавшая Святому семейству. Если в Иудее пару тысяч лет тому назад плотники жили в таких резных каменных домах, то непонятно, почему в такой богатой семье Пресвятая Дева Мария родила Спасителя в хлеву. Не хочу никого обижать, поэтому вновь запомним только слова «по легенде». Впрочем, есть вариации. По одной из них – это копия настоящей хижины, хранящейся в Италии. По мне так одна легенда другой стоит, а вы судите сами.

Прага настолько полна достопримечательностей, что бегу только по верхам, чтобы никого не утомить…

Оставляем по правой руке Грзанский дворец – административное здание, в котором сегодня принимают иностранные делегации. Не назови Лена это двухэтажное здание дворцом, сам бы я назвать его так не осмелился. Говорят, правда, что он красив изнутри, и из него открываются превосходные виды на Прагу.

Помню, как в Лондоне экскурсовод нам долго рассказывает о Букингемском дворце: «Обратите внимание, если над зданием поднят флаг, значит, королева сейчас там…». Выслушав всю историю королевской резиденции, любимая совершенно искренне спрашивает: «А когда мы ко дворцу пойдём?». Экскурсовод растерялась, потому что мы стояли прямо у дворцовой ограды. Да, наш человек таки знает, как должен выглядеть настоящий дворец. Не буду о питерских красотах, но приезжайте хотя бы к нам в Архангельское – в бывшую усадьбу Юсупова, чтобы получить представление.

К деревянным воротам старой ратуши справа от двери приколочен эталонный то ли аршин, то ли сажень. В общем, чем там мерили в средневековой Чехии? Рядом была рыночная площадь, и здесь можно было проверить, правильно ли купец отмерил длину куска ткани. Что-то вроде сегодняшних контрольных весов, что есть в некоторых магазинах.

По всей Чехии разбросано множество чумных столбов, которые строились каждый раз, когда в какой-либо местности заканчивалась чума. Количество их огромно. Каждый из столбов – законченное произведение искусства. Будь я историком, то с удовольствием полгодика поколесил бы по Чехии, составляя монографию «Чумные столбы средневековья». Минимум кандидатская была бы обеспечена. Но я не историк, поэтому пока привожу для вас, как пример, один из первых попавшихся нам в поездку памятников чуме, когда-то собравшей свой урожай в Праге.

А знали бы вы, сколько в Чехии столбов, украшенных скульптурами людей, но совсем и не чумных! Много больше, чем последних. В общем, столбов в этой замечательной стране много, и все они хороши. Заявляю, как столбовед с уже появившимся после поездки стажем.

Доходим до Пражского Града. Эдакий город в городе со своими площадями, окружёнными дворцами и храмами. Подходим, как раз, в момент смены караулов. Обыкновенный развод местной караульной службы почему-то вызывает необычный ажиотаж в туристической среде. Тысячи голосов, сотни поднятых над головами рук с фотоаппаратами и видеокамерами, пытающиеся увековечить это знаменательное событие… Вот бы их всех к нам в часть в восемь утра любого дня… Поддаюсь общему безумию и, задрав над головами соседей руку, минут пять снимаю какой-то столб, из-за которого нет, нет, да и покажется фуражка одного из караульных.

Самое смешное, что, когда ажиотаж спал, и толпа дружно рванула по протоптанным туристическим маршрутам, я спокойно сфотографировался с тем самым постовым, чуть ли не обняв его сердечного.

Перед входом с будкой часового припарковалось с десяток киношных «вагенов». Как позже выясняется, в эти дни по Пражскому Граду, изображающему почему-то московские дворы, бегает Том Круз, в очередной раз спасая мир в фильме «Миссия невыполнима – 4». Судя по предполагаемому месту действия, мир, как обычно, собираются погубить мои соотечественники.

Впрочем, после того, как в этот день я увидел плакат местного «музея коммунизма» с изображением оскалившейся матрёшки, больше смахивающей на некоего разрисованного под хохлому вампира, во мне проснулись первые зачатки понимания истинного отношения к нам наших бывших «друзей по социалистическому лагерю». Что же говорить о «проклятых капиталистах»? Бог с ними. Пусть уж лечат нервишки, успокаиваясь периодическими голливудскими победами над русской армией, мафией и КГБ, имеющими, в их понимании, различие исключительно в названиях.

Центральная фигура Пражского Града, конечно же, собор святого Вита, подавляющий своей монументальностью. Мне никогда не импонировала готическая архитектура католиков, пытающаяся, подавив волю, приказать идти к Богу. То ли дело приглашающая вкусить Благодати красота православных храмов… впрочем, дело вкуса – я не настаиваю. Да и в собор мы пойдём не сейчас, потому что дело к обеду, а кулинарная составляющая нашего путешествия не менее важна, чем экскурсионная… во всяком случае для меня.

Как джеромовский Гаррис, куда бы его ни занесла судьба, всегда знал уютное местечко за углом, где подают приличный виски, так и Женя знает, где в Праге поблизости прилично готовят. Узнаём у него по телефону адрес ближайшей обжорочки и отправляемся туда, любуясь по дороге чудесными улочками старой Праги.

Вот вывеска аптеки или больницы (что там чехи обозначают словом «лекарня»?), основанной в конце пятнадцатого века. Независимо от того, что значит слово «лекарня» сегодня, в то далёкое столетие, наверняка, она исполняла функции обоих заведений.

Очередной чумной столб украшает уже привычное всевидящее око, которое многочисленные католические ордена изображали, где только возможно. Сам столб окружён фигурами склонившихся епископов. Впрочем, могу ошибаться. Вдруг, у католиков не только епископы могут носить тиары? Склонённые кресты тоже что-то символизируют, но, раз мы кандидатской диссертации по столбам решили не писать, то давайте и оставим эти детали неисследованными.

Кстати, о тиарах. Вы, конечно, представляете этот высокий головной убор, вверху несколько скруглённый или конической формы, который носит высшее христианское духовенство. Изобретатель новых апокрифов Дэн Браун умудрился создать в своём “бессмертном произведении” «Код да Винчи» чудесный образ епископа, который «входит в самолёт в НЕПРИМЕТНОЙ тиаре». По одной этой фразе можно судить, сколь глубоко многоуважаемый автор вообще владеет темой.

Дома настолько стары, что окна некоторых из них уже наполовину скрылись под землёй. Местные шутники не преминули воспользоваться этой ситуацией, поставив за одним из таких окон фигуру нищего, которому (что бы вы думали?) неплохо подают.

Хорошо отобедав чем-то очень вкусным, решаем немного прогуляться по королевскому парку. Самое интересное, что приглянулось здесь мне лично – это Дракучая ива из Гарри Поттера.

Знатокам же предоставляю образцы парковой скульптуры в окружении лаврушки или выполненной в виде фонтанов. Последние после обеда с пивом кажутся мне особенным издевательством над мирными людьми, зашедшими сюда просто погулять.

Набродившись по парку, снова выходим к Пражскому Граду. Тома Круза ещё не поймали, поэтому машины с прожекторами расставлены там, где недавно мы… честнее будет сказать, не наблюдали, а слушали развод караулов.

Основанный в девятом веке Пражский Град считается самой большой крепостью в мире. Говорят, что даже больше нашего Кремля. Я, конечно же, в это не верю, но так говорят. Со времени постройки первых сооружений Град всегда был резиденцией чешских королей, которых в последние сто лет сменили люди в других чинах, но тоже правящие страной. Возьмись я подробно описывать весь этот старинный город… впрочем, не возьмусь, и не уговаривайте. Если очень интересно, берите любой путеводитель по этому месту и, минимум, на неделю интересным чтением вы уже обеспечены. Дворцов, костёлов и соборов тут предостаточно. Вы скажете, что совсем без внимания такое место оставлять нельзя? Так я и не буду. Фотографирую в разные стороны:

Центральной композицией Пражского Града  является, конечно же, собор святого Вита, о котором я уже коротко упомянул. Шедевр подавляющей волю готики. Первый храм на этом месте построил ещё святой Вацлав в 925 году. Сделал он это после того, как Генрих I подарил ему десницу святого Вита. В одиннадцатом веке на месте храма была возведена базилика, а сам собор начал строиться только в середине века четырнадцатого. Завершилось строительство в середине прошлого столетия. Таким образом, несложно посчитать, что это местечко застолбили под собор почти одиннадцать веков назад, а саму красоту в сегодняшнем виде разные архитекторы возводили в течение шестисот лет.

Чего стоят одни его химеры, словно кидающиеся сверху на головы прохожих? Впервые они поразили ещё в Париже, когда я поднял голову, проходя рядом с собором парижской Богоматери. Зачем на христианском храме эти персонажи из фильмов ужаса? Не понимаю.

Самое удивительное, что собор действующий, несмотря на огромное количество туристов. Пока мы фотографировали внутри, шла месса, и прихожане привычно не обращали на нас никакого внимания. Пройдя из храма через небольшую дверку можно оказаться в Коронном зале, где хранятся сокровища Богемской короны. Туда мы, к сожалению, не попали…

Прошлым летом я впервые умудрился побывать в алмазном фонде московского Кремля, где полюбовался сокровищами российской короны. Вот куда попасть советую каждому. Сегодня это и не трудно. Я сам-то оказался там так поздно исключительно потому, что ленив до самозабвения. Не завались к нам в гости Димка Жуховицкий с сыном из Израиля, я бы и ещё сто лет в алмазный фонд не поехал, хоть живу в часе езды от него.

Кстати, есть какая-то странная справедливость в поговорке «сапожник без сапог». Учась в институте, довелось мне с двумя друзьями – Димой Добровинским и Володей Пархоменко – встречать студенческие группы из Чехословакии и Германии, приехавшие к нам на практику, и сопровождать их по всем экскурсиям. Очень стыдно было нам с Добровином, считавшим себя москвичами, а потому знающими Москву людьми, слушать вопросы от иностранцев, когда мы куда-нибудь ехали: «А это что за здание? А тут что было?..». Зато Володя, впервые увидевший столицу, только когда приехал поступать, бойко отвечал на все их вопросы.

Обратный случай был, когда уже мы с любимой водили наших израильских друзей по старому городу Иерусалима, показывая местные достопримечательности.

Именно поэтому и обидно, что сокровищ Богемских королей нам не показали. Мы ж не местные! А говорят, что иногда таки на обозрение публики их выставляют. Кроме богатств королевских собор знаменит и ценностями духовными. Здесь и капелла святого Вацлава, и место погребения святого Яна Непомуцкого, и часовня святой Людмилы. Здесь же  похоронены все Чешские короли и пражские архиепископы. Если выставлять фотографии всех достопримечательностей собора, Вам наскучит смотреть, поэтому вновь ограничиваюсь несколькими общими видами изнутри:

Выйдя из собора, ещё долго гуляем по Пражскому Граду, не заходя в различные его музеи и храмы, потому что на это совсем не остаётся времени. Всё-таки обязательно уговорю любимую ещё раз посетить красавицу Прагу, чтобы посвятить ей хотя бы недельку. Что вам показать из запомнившегося? Например, весёлого трубача, указывающего на музей игрушек, которых в Чехии, кстати говоря, на удивление много.

Старая Прага живёт своей жизнью. Не станем останавливаться у многочисленных мест, где люди жуют, запивая снедь пивком, но пройти мимо работающего кузнеца трудно. Его поделки продаются здесь же на соседнем прилавке. Возможно блестящая золотым блеском корона на голове туристки, внимательно следящей за мастером, купленная ею в магазине сувениров, что за углом, им же и изготовлена? И глядя на ловкие руки, постукивающие молотком, хозяйка короны уже подумывает о новом приобретении? Всё может быть, но мы, само собой, не бросаемся с расспросами, а просто придумываем свою историю, продолжая интересное путешествие по пражскому средневековью.

Оторвавшись от кузнеца, решаем отправиться дальше по местным достопримечательностям, но мимо этого гимна человеку современному суеверному (гомо дикарус шаманистикус – это по учёному) пройти просто невозможно. Надо же было неизвестному мне скульптору додуматься ваять голого юношу из меди. Почему же его бедного никто не предупредил, что медные памятники современный люд обязательно станет потирать на счастье, не задумываясь, где трёт. Лишь бы выступало местечко, да удобно бы за него ухватиться было. Бедному пацану натёрли причинное место до золотого блеска, и прошу заметить, никакой эротики. Исключительно на счастье. Местный дедушка уже стоял с открытым ртом, уставившись на это чудо природы, когда мы подошли, и даже не пошелохнулся, когда мы отправились дальше.

Заканчиваем путешествие по Пражскому Граду у его кремлёвской стены, как две капли похожей на её московского собрата. Кто у кого содрал идею, судить не возьмусь. Возможно, что такая конструкция крепостных стен пришла в голову одновременно нескольким архитекторам. Не знаю, но на результат посмотрите сами – вылитая!

Зато какие виды с неё открываются – загляденье! Город красных черепичных крыш, смотрящих на нас широко раскрытыми глазами домиков местных Карлсонов, по ночам пугающих приведениями здешних жуликов… и влюблённых, которые тоже любят забираться после заката на самый конёк здания, чтобы, свесив с него ноги, любоваться звёздами.

Покидаем Пражский Град немного уставшими от избытка информации, к которой только начинаем привыкать, потому что впереди ещё очень много предстоит узнать, но довольными прекрасно проведённым временем.

Современное костюмированное нищенство, встретившееся нам на спуске из Града, уже давно распространено по всей Европе. Чехия не исключение.

Для смены впечатлений спускаемся в метро. Ещё при первом посещении Праги в 1979 году меня поразили туалеты, которые там есть на каждой станции метрополитена. Казалось бы, такой пустяк, а как же он облегчает жизнь. Земляки москвичи меня, уверен, поймут. Станции здесь, конечно, не такие богатые, как у нас, но, честное слово, за те туалеты я готов пожертвовать нашим мрамором.

А ещё в середине зала здесь стоит бронированная урна, в которую можно опустить найденную в вагоне взрывчатку, и она, взорвавшись, не разнесёт всё вокруг вдребезги пополам. Вроде как теракты со взрывами в метро не в Праге, а в Москве были, но вот до урн безопасности почему-то первыми пражане додумались. Сняли, сняли уже нашего главного метростроевца, слава Богу. Теперь бы ещё все его ошибки исправить сумели.

В метро здесь не курят, как у нас. Это я к тому, что в середине девяностых курил в парижском метро, что тогда дозволялось. Само собой, что фоток этого события я наделал много. Если руки дойдут написать о Франции, обязательно там их и покажу.

Выбираемся на свежий воздух в центре Праги на Вацлавской площади, в центре котрой, как и на любой площади в Европе, сидит тот, в честь кого она названа – святой Вацлав.

Сейчас, описывая наше путешествие, я ловлю себя на мысли, что куда мы в Праге не попадали, всюду оказывались в самом центре. Реально центровой город. Туземцы, работающие в местном Макдональдсе то ли впервые увидели видеокамеру, то ли хотят зазвать отведать американского фастфуда, но, заметив нас, они начинают дружно размахивать руками в приветственных жестах: «Агой, русские! Булку с котлетой надо?». Нет, конечно, приглядевшись, кто-то может сказать, что один из них, издеваясь, пытается изобразить что-то вроде лезгинки, второй поднял руку в нацистком приветствии, а третий вообще изобразил неприличный жест, положив ладонь правой руки на бицепс левой. Не знаю. Мне кажется, что они нам радуются. Хочу с этим впечатлением и остаться.

Лена долго водит нас по улочкам, расходящимся от площади в разные стороны, рассказывая о каждом доме. Не думаю, что весь рассказ нужно приводить здесь. Давайте я, к примеру, скажу, что это Народный музей. Вы уверены, что запомните? Я так точно не запомнил, а заглянул в шпаргалку, чтобы обозначить этот дом для вас.

Да и так ли важны названия, когда сама архитектура просто изумительна. Множество костёлов. Кресты, венчающие иногда даже простые дома. Арочные переходы между строениями. Башни всех мастей. Разновысотные здания, стоящие в плотном строю… всего так много. Давайте, как уже поступали здесь не раз, просто выберем несколько характерных примеров пражской архитектуры:

Монастырь францисканцев классически строг, а вот маленький домик, стоящий у входа в него, который Лена представляет нам, как францисканский колодец, сегодня превратился в обычный магазин. Судя по кресту над домиком колодец тут, наверное, всё-таки был когда-то.

Солнышко медлено опускается за крыши, что чувствуется уже ногами. Завидев странную пару лампочек, рамерами обещающими суметь осветить футбольное поле, прислоняю к ним подросшее от сегодняшнего пива пузо. Опуская некоторые подробности прогулки, само собой, я проскочил и пару остановок на заправку горючим для своих двоих. Но они были! Результаты, как говорится, на лицо. Хотя, почему именно на лицо? На животике, что очевидно, результаты обозначили более заметные выпуклости.

На каждом  фонаре, вроде того, что стал моей временной опорой, стоит инвентарный номер, несущий не только функцию учёта. Если, не дай Бог, потеряется ребёнок, то нашедший его человек звонит сумасшедшей мамаше, если при дитятке есть её телефон, или в полицию, сообщая, у какого столба стоит найдёныш.

Я, к счастью, не потерялся, поэтому про меня никто никуда не звонит.

Пока я, опираясь на фонарь рукой, даю отдых ногам (какая связь?), милые дамы продолжают прогулку под розовыми кустами пятиметровой высоты. В жизни таких не видел. Скамейки призывают передохнуть, но Лена обещает, что наше сегодняшнее путешествие закончится совсем скоро, и тогда уже можно будет отдохнуть основательно.

На что ещё посмотрим в конце трудового (для ног) дня? Давайте, например, приглядимся к памятникам. Вот господин, которого я сфотографировал, исключительно заинтересовавшись именем. Что Джозеф или Иозеф, само собой, понятно – не в произношении дело, но вот дальше. Объявляю конкурс на самое правильное написание его фамилии на русском языке. Приз – фотография зелёного дяденьки с редкой фамилией, пригодная для распечатки.

Оглядываюсь на памятники, разбросанные по парку. На одном каменные мужики пытаются бороться с голубями самостоятельно, не дожидаясь парковой обслуги. Судя по белым пятнам на их телах, затея безумная. Голуби снова побеждают.

Лесные феи, взметнувшись в тревожном танце, всем телом пытаются указать на голого мальчика с раковиной, которого безусловно пытали, исполосовав всё тело страшными шрамами.

Мальчик направил обвиняющий жест в сторону чёрной рябины. Никогда б на неё не подумал, но в этой стране сказок всё может быть, поэтому ягоды с дерева не рвём и не пробуем.

Помню, когда я служил в армии, бойцы нашли недалеко от новой казармы дерево той самой чёрной рябины. Народ в большинстве своём был из южных республик, поэтому во избежание эпидемии поноса я приказал все ягоды оборвать… в сорокалитровую кастрюлю, которая набралась практически полной. Знали бы вы, сколько рябинового вина я сделал в том году? На много лет хватило. Говорят, оно хорошо давление стабилизирует. Всё может быть. Я его пил в те годы, когда с давлением у меня всё было в порядке.

Прощаемся с парком, его статуями, фонарями и розами, лёгшими в память лёгким десертом, завершающим этот вкусный впечатлениями день. Лена подсказывает, где нам поужинать рядом с храмом святого Николая, в пятидесяти метрах от которого стоит наш отель. Удивительно, но именно в этой, так называемой, господарне нас не стали обсчитывать, как будто поняв, что мы пришли по рекомендации, а не просто так. Кстати, пришла пора рассказать подробнее о втором чешском негативе, который нас лично настиг в первый же самостоятельный ужин.

Те, кто прочёл описание дня первого, помнят, что в господарнях туристических маршрутов любят поиграть со счётом, на что мы и напоролись в первый же вечер, несмотря на предупреждения Жени. По его науке я честно постарался запомнить цены из меню…, в котором почему-то не была указана стоимость пива. Не знаю, откуда официант узнал, что ещё в Москве меня пугали европейским пивом, ценой в семь евро за кружку, но он поставил в пересчёте на кроны именно эту цифру. Только на следующий день я уточнил, что Прага – это вам не вся Европа, и пиво здесь стоит от одного евро до полутора (местные знают местечки, где оно ещё дешевле и ничуть не хуже), но жаловаться уже было некому. Правда, если вы увидите в счёте что-то подозрительное и укажете на это, то перед вами извинятся, расскажут про головную боль и семейные неурядицы, и всё исправят. Я же в первый вечер лопухнулся по классическому варианту, заплатив за ужин вдвоём сумму вдвое больше той, что мы отдали за плотный обед на четверых. Самое интересное, что больше такого не повторялось. Это я уже отношу к тому, что, когда мы кушали без говорящих по-чешски сопровождающих, то сам я говорил слова «пиво» и «колэно» практически без акцента.

Забавно было просить знаменитую свиную рульку в первый раз. Когда официантка не поняла моё «печёно вепрево колено», я повторил уже по слогам: «Веп-ре-во ко-ле-но, – и на недоумённый взгляд в третий раз, – Ко-ле-но»… – она пошла за переводчицей. Виноват, конечно же, московский акцент, и я несколько раз повторил за укоризненным второй, уже русскоговорящей, официанткой: «Не кАлЕно, а кОлЭно». Попробуйте сами. Да, да, именно так – кругленько: «кОлЭно». Замечательно! Этот пароль, если в Чехии вы его станете произносить правильно, мало того, что даст вам возможность отведать чудесное блюдо, но ещё и сэкономит десяток-другой евро за обед.

Что ещё? В большинстве господарен Праги предлагают пиво Пилзнер Уруквел, но лично мне больше понравился, встречающийся много реже, Гамбринус.

Интересен факт, что пивнушки, которые сегодня в Чехии называют господарнями, тридцать лет тому назад все, как одна, назывались кантинами. Сегодня же, встретившие нас ребята, даже и не слышали такого слова – кантина. Выходит дело, что живу я давно. Даже умудрился стать живым очевидцем изменения чужого языка!

Колено тоже не везде хорошо. Зато везде разное. Лучше всего, конечно же, попросить кого-то из местных отвести Вас в один из его любимых кабачков. Пражане покушать любят, умеют и, как мы уже выяснили, всегда знают за углом такое местечко, что…

Вы уже поняли, что Чехия гастрономическая стала одним из обязательных пунктов нашего путешествия, поэтому скорее домой. Немного передохнуть и на ужин.

Чешский трамвай выглядит много современнее нашего. Хотя на некоторых наших вагонах метро, электрички и трамваев я видел таблички с надписью «Сделано в Чехословакии». Впрочем, возможно, я и зря ворчу. Наверное, в годы советской власти чехи и сами ездили в тех старинных вагонах, а сегодня просто пересели на этих поджарых современных красавцев, купить которые мы сами не в состоянии.

Полюбовавшись трамваем, садимся в такси и отправляемся домой, чтобы набраться сил к завтрашней поездке в старинный чешский городок Глубока над Влтавой.

Отдохните и вы, дорогие мои.

До завтра.

 

This entry was posted in  . Bookmark the permalink.

Comments are closed.