День третий – Глубока над Влтавой

По предложению Жени, из многочисленных чешских замков мы выбираем Глубока-над-Влтавой и Чешский Крумлов. Не знаю, что мы упустили, но то, что выбрали, понравилось очень.

Оба местечка после перехода из рук в руки, в конце концов, стали собственностью семейства Шварценбергов. Фамилия примечательна тем, что и сегодня в любом чешском городке можно встретить плакат с нынешним Шварценбергом, служащим в должности какого-то министра. Больше того скажу. Замком Глубока-над-Влтавой Шварценберги владели буквально до 1945 года, и они, собственно, его и перестроили в сегодняшний неоготический вид, которым мы будем любоваться. Потом им приписали что-то вроде содействия или сочувствия ефрейтору Шикльгруберу и под эту дудку замок национализировали. Как вы догадываетесь, без нашего влияния здесь не обошлось.

Едем строго на юг от Праги часа полтора, не больше. Так как запланировано посетить два замка, из дома выезжаем пораньше и прибываем в первый пункт назначения часов в девять. Солнышко ещё не разогрело осеннего утра, поэтому, добравшись до Глубокой, ныряем погреться в первую же кафешку, зазывающую посетителей фигурой палача. Согласитесь, что довольно своеобразное представление об уюте.

О странностях чешского мировосприятия может поведать местный анекдот, рассказанный нам Женей.

Скорая помощь. На переднем сидении водитель, доктор и интерн. За окошком в салоне сидит медсестра. На первом светофоре водитель бросает руль, хватается за горло и начинает, задыхаясь, хрипеть. Медсестра поднимает сумку и сильно бьёт его по голове. Приступ моментально прекращается, и они едут дальше. На следующем светофоре хрипеть и задыхаться начинает уже доктор. Новый удар по голове сумкой, и приступ, как рукой. Интерн не выдерживает:

- Что это за симптоматика такая? Я восемь лет в институте с ординатурой проучился, а о таком не слышал. Да и чтобы сумкой по голове лечили, вообще впервые вижу. Ведь помогает!!!

Водитель отвечает:

- Не грузись. У медсестры вчера муж повесился, а мы прикалываемся…

Поднимаемся в горку к замку… Огромный нож, вместо указателя к очередной пивной, удивления уже не вызывает.

Подъём долог и извилист. Пыхтим, понимая, что с достигнутых вершин откроются чудесные виды, значит, есть, за что бороться. Ещё немного. Есть! Вот и сам замок.

Готика в белом всегда привлекательнее своих пасмурных собратьев. Даже во рту ощущается что-то сладкое со вкусом безе, откушенного от вершинки свадебного торта. Замок окружают цветники и, привычные таким местам, английский и французский парки…, но их ещё столько встретится на нашем пути, что сейчас я считаю возможным ограничиться фотографиями самого замка. Да и, согласитесь, есть, на что полюбоваться.

В девятнадцатом веке, когда замок принял свой сегодняшний вид, думается, узкие окна, бойницы и  оборонительные зубцы, окаймляющие крыши, уже не несли функции скрывать защитников во время осады. Замок строился просто для проживания. Тем большим уютом привлекает эта одомашненная готика. Представьте себе, как чудесно было бы ребёнком пожить в таком доме. Какой простор для фантазии детских игр!

К сожалению, внутри снимать нельзя, но бывавшие в путешествиях люди и сами могут представить себе картины, гобелены, охотничьи трофеи и коллекции оружия нормального средневекового замка. Особенно бы отметил залы с чудесной резьбой по дереву.

Обойдя за час сто сорок комнат и одиннадцать башен замка, выходим на свежий воздух, чтобы ещё раз осмотреть его снаружи.

Голов убиенных на охоте зверушек столь много, что внутри замка они просто не помещаются, поэтому и наружные стены сплошь увешаны охотничьими трофеями. Головы, клыки и рога самые настоящие. Разве что те из них, которые висят под открытым небом, для сохранности обработаны то ли строительным раствором, то ли той же побелкой, что и стены. Как в старом анекдоте про самый дешёвый памятник на могилу: обмазать покойника цементом и закопать по пояс.

Ручка входных ворот вызывает у любимой приятные ассоциации с романтической историей о голубке, целующей, наверное, хозяина этого замка.

Петя выслушивает женские фантазии с обычной улыбкой на лице, а затем рассказывает историю этого, увековеченного Шварценбергами, сюжета. Как-то один из представителей древнего рода владельцев замка отрубил в бою голову турка и повесил её на кол перед своей палаткой. Выйдя утром подышать, он увидел, как ворон выклёвывает турку глаза. Это так ему понравилось, что сюжет он велел отлить в бронзе. В каждом веке свои представления о романтике.

Пристроенную к замку оранжерею, пробраться к которой можно только через плотные ряды столов с насыпанными на них горами сувениров, оставляем без внимания.

Да и сами сувениры лучше покупать не в туристических местах, а в стороне от экскурсионных дорог. Этот ширпотреб в любой стране всегда продаётся в каждой мелкой лавочке. Чем дальше от туристических маршрутов, тем дешевле.

Помню своё удивление, когда на Кипре, сойдя с традиционного маршрута, мы оказались в местной деревушке, где выпили чудесный кофе по цене ровно в десять раз меньше той, к которой на острове уже успели привыкнуть.  Правда, легко быть таким умным, сидя дома за компьютером. В поездках же я и сам периодически наступаю на одни и те же грабли, покупая что-то понравившиеся, а затем встречая точно такую же вещь где-то неподалеку по цене в несколько раз дешевле.

Оглядев замок и погуляв по примыкающим к нему английскому и французскому паркам, едем дальше. Посмотреть сегодня предстоит ещё очень много, но эту короткую главу я всё равно оставляю жить самостоятельной жизнью, отделив замок Глубока-над-Влтавой от Чешского Крумлова. Мне сделать это не сложно, а вам легче будет найти именно то место, которое понравится больше. Бросаем прощальный взгляд на белое чудо, и к машине.

Немного в стороне остаются Чешские Будеёвицы, в которые, если верить Швейку, ведут все дороги, но мы спешим к своей цели – в Чешский Крумлов. Приглашаю и вас в этот старинный городок, посетить который нам очень рекомендовали наши новые пражские друзья. Вперёд – к следующей главе…

This entry was posted in  . Bookmark the permalink.

Comments are closed.